«Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других. Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе...» (Фил.2:4,5)

Для того чтобы стать подобными образу Сына Божьего, недостаточно просто придерживаться того, что написано в Святом Писании и жить по оставленным Им заповедям. Необходимо переродиться духом.

Божьи заповеди могут исполняться людьми плотью или же духом. Как Святое Писание в целом, записанное  буквой, духовно, так же и закон, данный через Моисея, духовен. И если Дух закона не познан, то познана одна лишь плоть и буква, а исполнение буквы – это соблюдение закона по плоти, а исполнять Божий закон в совершенстве можно только духом. Все духовное достигается внутренним миром человека и совершеннее достижений по плоти.

Исполнение Божьего закона плотью основано на страхе, а исполнение духом – на любви. Все действия в страхе принудительны; добровольно лишь то, что исходит из сердца человека по любви. Закон, данный Моисею на Синае, основан на двух заповедях любви: «…возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобна ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя…» (Мф.22.37-39). Хотя закон и основан на любви, но любить, потому что так написано в законе любви, невозможно. Можно научиться соблюдать форму любви так же, как люди соблюдают форму приличия, несмотря на свои чувства. Но что дороже: соблюдение формы любви или же сама любовь? Исполнение законов любви без самой любви породило лицемерие.

Любовь не нуждается в изучении заповедей о любви. Человек, имеющий чувства, рожденные любовью, исполнит заповеди, потому что любовь является исполнением закона. Тот, кто возлюбил Бога всем сердцем своим и всем разумом, не нуждается в заповедях: «…да не будет у тебя других богов пред лицем Моим» (Исх.20:3), не поклоняйся другим богам, не делай себе кумира, не оставляй Бога своего, не забывай Того, Кто вывел тебя из Египта. С человеком, сердце которого исполнено любовью, это не случится, и тому, кто любит ближнего, не нужно заповедовать: «Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего…» (Исх.20:13-17). Чувства, рожденные в человеке любовью к ближнему, не допустят даже и мысли об этом.

Таким образом, сам факт установления Богом законов любви и буквальное их исполнение свидетельствуют против человека, показывая, что в нем нет любви. В ином случае, Богу не понадобилось бы устанавливать эти законы.

Не говорят ли слова Иисуса Христа: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить» (Мф.5:17) о том, что еще никто не исполнил то, что было завещано? Исполнение законов любви несовершенно без самой любви, поэтому Апостол Павел говорит: «…закон ничего не довел до совершенства…» (Евр.7:19). Иисус также предупреждает: «Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное» (Мф.5:20). Их праведность была основана на сухом и буквальном исполнении закона, а не на любви. И для того, чтобы войти в Царство Небесное, праведность книжников и фарисеев необходимо превзойти любовью.

Заповедь о любви: «…возлюби ближнего твоего, как самого себя…» (Мф.22:39) была подробно объяснена Богом в Ветхом Завете. Как и в чем проявляется любовь к ближнему, Господь разъяснил через установленные законы, которые исполнялись бы человеком непроизвольно, имей он любовь в сердце. Любовь заботлива и не желает зла ближнему, как и охарактеризовал ее Апостол Павел: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1Кор.13:4-7). Не рыть ближнему яму; не присваивать потерянного вола, а возвращать хозяину; сделать у лестницы перила, строя второй этаж, чтобы поднимающийся не упал – об этих проявлениях любви к ближнему говорилось в Ветхом Завете, и неимеющие ее должны были соблюдать хотя бы ее форму.

Но может ли форма любви заменить саму любовь? И может ли форма любви войти в Царство Небесное, то есть в обитель любви, и находиться в присутствии ее Источника? Конечно же, нет. Ведь форма – это внешняя оболочка, и она, как кровь и плоть, не наследует Царство Небесное. «В доме Отца Моего обителей много» (Ин.14:2), – говорил Иисус Христос, и, конечно же, те, которые, исполняя закон, добивались праведности, то есть обретали форму любви, войдут в одну из обителей Отца, но они не войдут в само Его присутствие, которое Он называет Царством Небесным. Туда, где царствует любовь, войдет лишь любовь, поэтому сказано, что праведность живущих по закону необходимо превзойти любовью.

Иисус показывал собственным примером и пытался объяснить превосходство исполнения заповедей в духе любви над соблюдением их плотью в страхе: «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас…» (Мф.5:43,44). Это – пример настоящей любви, которая превосходит форму любви. И как сама любовь превосходит форму любви, так и наша праведность, основанная на любви, превзойдет праведность книжников и фарисеев.

«Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе…» (Фил.2:5), – говорит Апостол Павел. Конечно, в нас должны быть те же чувства. Но кто имеет их в себе? Все чувства Иисуса исходят из любви, поэтому они будут лишь в том человеке, который имеет такую же любовь, как Иисус Христос, ведь Он был и есть сама любовь. Возможно ли без этой Божьей любви иметь те же чувства, которые в Иисусе были рождены именно ею?

Однако в людях тоже есть любовь, рождающая чувства. Но какая это любовь? Человеческая любовь – это любовь к себе, то есть эгоизм, рождающий чувства, абсолютно противоположные чувствам, рожденным Божьей любовью. Любовь Божья – это истинная любовь, исходящая из Источника любви, любовь, которая любит Бога и ближнего, а эгоистичная любовь к себе – это любовь, унаследованная от дьявола. Чувства, рожденные такой любовью, не имеют ничего общего с чувствами, которые имел Иисус Христос: «Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других. Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе...» (Фил.2:4,5). В этих словах показана разница между человеческой любовью к себе и любовью Иисуса Христа.

Эгоизм вызывает в человеке чувства жалости и сочувствия к себе; эгоист заботится лишь о личном благополучии. Действия эгоиста всегда соответствуют чувствам, вызванным этой любовью к себе. Но Иисус Христос, исполненный Божьей любовью, заботился о нас. Он ничем не угождал Себе, а всю Свою жизнь и даже смерть посвятил людям: «Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию. Ибо и Христос не Себе угождал…» (Рим.15:2,3).

В человеке, рожденном в грехе, заложена эгоистичная любовь, но кроме этого, к сожалению, многие еще и развивают ее в себе. Иисус, говоря о самоотвержении, предлагает отказаться именно от этой эгоистичной любви, заменив ее сходящей свыше истинной любовью к Богу и ближнему. Перерождение человека, являющего собой образ этого мира, основанного на эгоизме, в подобие образа Сына Божьего – это и есть перерождение в нем эгоистичной любви в самоотверженную. Если это не произойдет, человек не сможет исполнить закон в духе жизни и не превзойдет праведность книжников и фарисеев, а, значит, не войдет в Царство Небесное. Исполнение закона плотью под страхом наказания принесет лишь спасение, а путь в любви – это совершенный путь, ведущий в Царство Небесное.

«Никто не ищи своего, но каждый пользы другого» (1Кор.10:24), – вот правило, по которому необходимо жить. По этому критерию закона любви будет проверена наша любовь. Искать пользы другому, не заботясь о собственном благополучии, – это и есть самоотвержение, которое невозможно достичь без любви, так как это – жизнь на благо духа, вопреки своему эгоизму. Если эгоистичную любовь удовлетворяет и интересует лишь собственное благополучие, то Божья любовь получает духовное удовлетворение от пользы, принесенной другому человеку.

Таким образом, люди живут в разной благодати: одни – в земной, а другие – в духовной и, даже, небесной, и каждый принадлежит той благодати, в которой он пребывает. Апостол Павел сказал: «…я угождаю всем во всем, ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись» (1Кор.10:33). Эти слова сходны с высказываниями Иисуса Христа о Себе, потому что, описав свои поступки, Апостол Павел, тем самым, как бы охарактеризовал Иисуса Христа. Что можно увидеть через это сходство как не то, что Апостол Павел достиг подобия образа Сына Божьего и имел с Ним одни и те же чувства. Только истинная любовь может искать «...не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись», то есть не просто приносить пользу кому-либо, от случая к случаю, но постоянно искать пользы для окружающих.

Итак, человек, достигший совершенной любви и живущий в ней, имеет одинаковые чувства с Иисусом Христом, то есть о жизни такого человека можно сказать, что он живет, угождая всем во всем, «...ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись». И блажен будет человек, достигший самоотверженной любви, когда он с такой характеристикой предстанет однажды перед престолом Божьим. 

Иллюстрация: Морган Веистлинг

Автор: Таиса Котова

Copyright © 2017 Philadelphia Church International