Июл 7 2014

1-6ст. «И вот законы, которые ты объявишь им: если купишь раба Еврея, пусть он работает шесть лет, а в седьмой пусть выйдет на волю даром; если он пришел один, пусть один и выйдет; а если он женатый, пусть выйдет с ним и жена его; если же господин его дал ему жену и она родила ему сынов, или дочерей, то жена и дети ее пусть останутся у господина ее, а он выйдет один; но если раб скажет: люблю господина моего, жену мою и детей моих, не пойду на волю, – то пусть господин его приведет его пред богов и поставит его к двери, или к косяку, и проколет ему господин его ухо шилом, и он останется рабом его вечно» (Исх.21:1-6). 

Вот закон, который, можно сказать, лег в основание законов каждого государства на земле. Дети всегда получают гражданство той страны, в которой родились, и мать автоматически остается жить при детях. Отец, при желании остаться в этом государстве, должен подавать прошение на рассмотрение данного вопроса. Это – законы эмиграции.  И они имеют основанием слово Божье, даже если и отрицают Самого Бога. Но тут, конечно же, обращение к народу Божьему, поэтому законы к ним имеют в себе Божью милость и справедливость. 

Бог определил седьмой год годом освобождения и прощения для каждого, по каким-либо причинам попавшего в рабство. Это – установление шестилетнего рабства, а на седьмой год – получение свободы, основанное на заповеди о шестидневной работе и седьмом дне покоя. То есть и тут в основании лежал тот же образ седьмого дня покоя, в котором всякое рабство имеет свое окончание. Седьмой день или же год – это символ освобождения и покоя, однако этот седьмой год не надо путать с юбилейным годом. Каждый человек, попадающий в рабство, имел свой отсчет времени от того дня, в который он был куплен, до седьмого года его освобождения. 

Итак, мы видим, что если муж приобрел жену во время своего пребывания в рабстве, она уже является его собственностью и может выйти с мужем в седьмой год его освобождения. Но если у нее рождаются дети, то она уже с детьми остается как собственность господина. Однако и это имело продолжительность до юбилейного года, в который он и жена с детьми получали освобождение: «Когда обеднеет у тебя брат твой и продан будет тебе, то не налагай на него работы рабской: он должен быть у тебя как наемник, как поселенец; до юбилейного года пусть работает у тебя, а [тогда] пусть отойдет он от тебя, сам и дети его с ним, и возвратится в племя свое, и вступит опять во владение отцов своих, потому что они – Мои рабы, которых Я вывел из земли Египетской: не должно продавать их, как продают рабов; не господствуй над ним с жестокостью и бойся Бога твоего» (Лев.25:39-43)

Закон о прокалывании уха также имел духовный смысл, то есть он посвящал себя добровольно в послушание господину и прикреплялся к дому своего господина. Сказано, что это действие происходило перед богами, то есть пред небом он должен был засвидетельствовать свое желание остаться. Это – клятвенное обещание, заключенное не только на земле, но и на небе. 

7-11ст. «Если кто продаст дочь свою в рабыни, то она не может выйти, как выходят рабы; если она не угодна господину своему и он не обручит ее, пусть позволит выкупить ее; а чужому народу продать ее не властен, когда сам пренебрег ее; если он обручит ее сыну своему, пусть поступит с нею по праву дочерей; если же другую возьмет за него, то она не должна лишаться пищи, одежды и супружеского сожития; а если он сих трех [вещей] не сделает для нее, пусть она отойдет даром, без выкупа» (Исх.21:7-11). 

Тут идет речь не о простой рабе, а о рабе-наложнице. На наложниц не распространялся закон как на просто рабынь. Так как во Второзаконии мы можем прочитать, что и рабыни так же, как и рабы, имели право на выход из рабства в седьмом году.  И Иеремия пишет о том же: «…чтобы каждый отпустил на волю раба своего и рабу свою, Еврея и Евреянку, чтобы никто из них не держал в рабстве Иудея, брата своего» (Иер.34:9). Однако другое отношение и другой закон для наложниц. Приняв в свой дом наложницу, господин должен рассматривать ее уже не наравне с рабынями, а как дочь. Даже если у сына, со временем, появится и другая наложница, эта должна оставаться в доме на правах дочери. И если отвергнутая наложница захочет выкупиться, а господин не позволит ей этого, и если она будет лишена права сожительства с ней, и лишена прав, а содержания как дочери, она имеет право освободиться от него без выкупа. Если эти три вещи не будут соблюдаться, она может отойти даром, без выкупа. Таковы правила для евреек.

12-14ст. «Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти; но если кто не злоумышлял, а Бог попустил ему попасть под руки его, то Я назначу у тебя место, куда убежать [убийце]; а если кто с намерением умертвит ближнего коварно, то [и] от жертвенника Моего бери его на смерть» (Исх.21:12-14). 

Тут показан закон «не убей» в действии, за убийство положена смерть. Однако и убийство подразделяется на преднамеренное, намеренное и ненамеренное, то есть случайное. 

Преднамеренное убийство – это коварство, когда человек планирует убийство ближнего, независимо, по какой причине. Такое убийство даже не рассматривается обществом, и злоумышленник не защищен даже Богом. Его позволено забирать даже от жертвенника, то есть такому нет спасения. 

Если человек не злоумышлял убить, однако намеренно ударил так, чтобы тот умер, он также подлежит смерти. Бог таким образом желает усмирить зло и жестокость в народе. 

И, справедливости ради, тот, кто ненамеренно, а случайно убил человека, имеет возможность спастись от мстителей. Он должен быть защищен обществом. Бог, в дальнейшем, назначит города-убежища, в которых, скрывшись не тайно, убивший может найти спасение. Города убежища являются прообразом нашего Иисуса, в котором мы можем укрыться, раскаявшись в своих грехах, и обрести прощение и помилование, на которое не имеют прав носящие в своем сердце злые замыслы, являющиеся человекоубийцами, ненавидящими своих ближних. Ненависть и коварство спасения не имеют. 

15-17ст. «Кто ударит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти. Кто украдет человека и продаст его, или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти. Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти» (Исх.21:15-17). 

Почитание родителей установлено Богом с большой строгостью. Если кто-то ударит отца своего или мать, этот грех приравнивается к убийству, поэтому такого надо предать смерти как за грех убийства. Даже злословящего отца своего и мать свою Бог приравнивает к убийству и даже за злословие родителей, по закону, надо было предавать смерти, так как злословящий родителей является растлением для общества. Он проклят, так как почитание родителей является благословением, а злословие – проклятием: «Проклят злословящий отца своего или матерь свою! И весь народ скажет: аминь» (Втор.27:16). Если учесть то, что даже муж для жены является образом Бога, а жена является образом церкви, то и для детей отец является образом Божьим, а мать – образом церкви. Значит, злословящий отца своего или мать злословит Бога и церковь, а ударивший отца своего или мать нанес удар или же замахнулся на Бога и на Его церковь, на Жену Агнца. Вот так это выглядит на духовном уровне и так рассматривается в жизни человека, и поэтому призывает в жизнь такого человека проклятие и смерть. 

На примере Хама, мы видим, что проклятие из-за насмешки над отцом, над его наготой, легло на весь его род. Так что, злословие приравнивается к убийству, потому что в духовной сфере такой человек попадает в смерть, даже если и живет еще в физическом мире. А что касается воровства людей и продажа их, или же удерживание человека в заложниках в ожидании выкупа: «Кто украдет человека и продаст его, или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти», – это также посягательство на жизнь другого человека, на что ни один не имеет права. Бог защищает жизнь человека и права его личности. Никто не имеет права обращаться с человеком, как с животным, относиться к образу и подобию Божьему, как к скоту. Это – человекоубийство, воровство человеческой души, продажа чужой жизни, не принадлежащей тебе. Такой сам достоин смерти.

18-21ст. «Когда ссорятся, и один человек ударит другого камнем, или кулаком, и тот не умрет, но сляжет в постель, то, если он встанет и будет выходить из дома с помощью палки, ударивший не будет повинен [смерти]; только пусть заплатит за остановку в его работе и даст на лечение его. А если кто ударит раба своего, или служанку свою палкою, и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан; но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его, ибо это его серебро» (Исх.21:18-21)

За различные случаи увечья назначается различное наказание. Если при драке один изувечит другого, то должен оплатить издержки. Мы видим большую разницу между учением Иисуса Христа и законом Ветхозаветного времени. Если в те времена приходилось рассматривать жестокость народа Божьего, удерживая его в рамках закона, и назначать различную степень наказания, то в Новом Завете такое вообще не рассматривается и является неприемлимым. Даже ругательство рассматривается как страшный грех, а не то что драки и убийства. 

Новое творение, рожденное от Духа Божьего, не имеет ничего общего с ветхим человеком, поэтому и закон как бы потерял силу, так как теперь действует любовь. Но для того времени Богу пришлось дать закон на все случаи жизни, учитывая жестокосердие народа. 

Итак, если господин ударит своего раба или же служанку так, что тот умрет, то он должен быть наказан. Несмотря на то, что это считается его собственностью, однако у жизни человека есть другой Господин. Никто, даже имеющий человека в прислугах, не имеет права на его душу. Но если наказание не принесет смерти от удара тут же, а через несколько дней, то хозяин не будет наказан, так как это – его серебро, и он понес свой убыток сам.

22-25ст. «Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет [другого] вреда, то взять с [виновного] пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках; а если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб» (Исх.21:22-25)

Мы видим, что отношения к рабам и свободным разнятся, и даже степень наказания зависит от того, кому было нанесено повреждение: рабу или же свободному. Для того чтобы удерживать человеческую жестокость в рамках, Бог дает закон, который ограничивает жестокость сердец страхом наказания. Таким образом, Он спасает Свой народ страхом перед наказанием. Это действие закона причин и следствий, как объяснил, в дальнейшем, Иисус: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки» (Мф.7:12). Если не желаешь остаться без глаза, не выкалывай своему ближнему, не желаешь остаться без зуба, не выбивай зуб у ближнего твоего и т.д. Если же в драке, не тайно, ударят беременную женщину, и она лишится ребенка, то за потерю надо будет уплатить пострадавшей стороне, то есть за всякое зло есть расправа, ничто не проходит безнаказанно. 

Бог учил народ тому, что за каждый грех человек однажды ответит, если не раскается, но это уже по милости, которая пришла через Иисуса Христа, а в те времена царствовал закон, который не имел милости, а только  расплату.

26,27ст. «Если кто раба своего ударит в глаз, или служанку свою в глаз, и повредит его, пусть отпустит их на волю за глаз; и если выбьет зуб рабу своему, или рабе своей, пусть отпустит их на волю за зуб» (Исх.21:26,27). 

Этим законом Бог ограничивает произвол и жестокость хозяев. Если они наносят увечье своим работникам, то в наказание они лишаются их, то есть обязаны отпустить на волю. Мы видим, что и тут есть различие в отношениях к рабам и свободным. Однако и к рабам явлена милость.

28-32ст. «Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями и мяса его не есть; а хозяин вола не виноват; но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его, быв извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями, и хозяина его предать смерти; если на него наложен будет выкуп, пусть даст выкуп за душу свою, какой наложен будет на него. Сына ли забодает, дочь ли забодает, – по сему же закону поступать с ним. Если вол забодает раба или рабу, то господину их заплатить тридцать сиклей серебра, а вола побить камнями» (Исх.21:28-32). 

Если хозяин вола не знал о бодливости своего вола, и тот забодал человека до смерти, то вола надо предать смерти. Но мяса его есть нельзя, потому что на нем кровь убитого: «Я взыщу и вашу кровь, [в которой] жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя, взыщу также душу человека от руки человека, от руки брата его; кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт.9:5,6). В этих стихах говорится о том, что Бог намеревается дать закон и вот, теперь пришло время, о котором Он предупреждал. Если же хозяин быка знал о бодливости животного и не предостерег его от нападения, то вина смерти пострадавшего – на нем. Оно рассматривается как убийство. Однако позволено дать за себя выкуп, если таковой будет предложен. Но если пострадавшим будет раб, то надо будет уплатить хозяину раба цену раба, а вола побить камнями и мясо не есть.

33,34ст. «Если кто раскроет яму, или если выкопает яму и не покроет ее, и упадет в нее вол или осел, то хозяин ямы должен заплатить, отдать серебро хозяину их, а труп будет его» (Исх.21:33,34). 

Тут говорится о наказании за беспечность, тот, кто беспечно отнесся к сделанной собственноручно опасности и не предохранил яму от несчастного случая, должен за это ответить. Это справедливо.

35,36ст. «Если чей-нибудь вол забодает до смерти вола у соседа его, пусть продадут живого вола и разделят пополам цену его; также и убитого пусть разделят пополам; а если известно было, что вол бодлив был и вчера и третьего дня, но хозяин его не стерег его, то должен он заплатить вола за вола, а убитый будет его» (Исх.21:35,36). 

И тут мы видим, что в убытке должен остаться не пострадавший, а тот, кто беспечен. Так, законами Бог предостерег Свой народ от лишних распрей и споров.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Автор: Таиса Котова
Tags: 

Copyright © 2017 Philadelphia Church International