«Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1Кор.4:5)

Хороший пример неправедности человеческого суда – это книга Иова. Слова Апостола Павла: «…не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке…» говорят о том, что до тех пор, пока в человеке не будет Духа Христа, Света, который делает человека видящим истину, браться судить поступки окружающих опасно. Можно, судя брата или сестру, судить превратно, и даже, что еще хуже, неверно судить о Боге, о Его промысле и этим навлекать на себя Его гнев. Не напрасно сказано, что лишь духовный человек может судить обо всем, а его судить никто не может. Все происходящее и видимое можно судить или умом, или духом; и это будут два разных суда. Суд по разуму, то есть по плоти, отличается от суда по сердцу, то есть по духу. 
Слова: «…духовный судит о всем…» (1Кор.2:15) надо понимать правильно. Судить обо всем Бог дает право тому, кто исполнен Духом Христа, то есть любовью. Можно быть духовным, но быть исполненным духом сатаны – противника Божьего. Такие люди тоже духовны, но в их суждении лишь осуждение, потому что дух противника Бо;жьего не изливает свет и не обнаруживает скрытое во мраке, а, напротив того, очерняет, окутывает тьмой, и уже ничего доброго, светлого и чистого увидеть невозможно. 
Характер сатаны раскрывается, когда Бог говорит сатане в Книге Иова: «…а ты возбуждал Меня против него (Иова), чтобы погубить его безвинно» (Иов.2:3). Возбуждать людей против праведников – это миссия дьявола, и те, которые живут во мраке и судят во мраке, выполняют его миссию. Они очерняют и обвиняют рабов Божьих и возбуждают окружающих против них, чтобы погубить. Те, которые во тьме и слепоте, не могут видеть ни красоты, ни чистоты. Например, когда мы днем, под лучами солнца, любуемся красотой сада, рассматриваем каждый цветочек и кустик, то славим Бога за разнообразие цвета и формы и наслаждаемся красотой, а ночью тот же сад выглядит мрачно, однообразно, и даже тот же шелест листьев, который услаждал нас днем, теперь во тьме настораживает и пугает, вызывая неприятные ощущения. Вот, два описания одного и того же сада: одно – в свете, а другое – во тьме. 
Свет внутри человека необходим для того, чтобы правильно видеть все окружающее и окружающих. Этим светом является Божья любовь. Она не судит, а освещает и делает видимым невидимое во мраке, «…чтобы вы, укорененные и утвержденные в любви, могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы вам исполниться всею полнотою Божиею» (Еф.3:18,19). Апостол Павел пишет Ефесской церкви, что постигнуть глубину, широту, долготу и высоту Божью со святыми можно, только укоренившись в любви. Только любовь познает происходящее в четырех измерениях: высоту – с какой высокой целью что-то было сделано, глубину – глубокий смысл, который был вложен в действие, широту – сколько действие принесет пользы, и долготу – время, положенное Богом на осуществление действия. Глазами плоти и осуждающим взглядом тьмы невозможно познать Божьи глубины, широты, высоты и долготы, а от этого незнания и ошибочные суждения, и неправильные суды о рабах Божьих и о Его промыслах. 
Вернемся к примеру Иова и его друзей. Узнав о том, что Иов, за короткое время, утерял все свое состояние, детей и здоровье, друзья приходят к нему. Но приходят они не для того, чтобы поддержать его в такой трудный для него час (хотя говорили именно так). В действительности, друзья хотят, воспользовавшись его падением, наконец, возвыситься над ним и поучить его праведности и Божьей справедливости. С первых же слов видна цель их прихода: «…[если] попытаемся мы [сказать] к тебе слово, – не тяжело ли будет тебе?» (Иов.4:2). Могло ли доброе слово сочувствия и сострадания быть тяжелым для Иова в то время, когда он в этом так нуждался? Иов говорит своим друзьям, осуждающим его: «К страдающему должно быть сожаление от друга его, если только он не оставил страха к Вседержителю» (Иов.6:14). Сердца друзей были наполнены осуждением, а от этого и все сказанное ими было тяжело для Иова. 
Во всем их поведении проглядывает скрытое злорадство из-за того, что Божья кара постигла Иова, думающего о себе, что он – праведник. И, наконец, подвернулся случай, когда можно, под прикрытием Божьей справедливости, осудить того, кто отличался от них упованием на свою праведность, которую он приобрел, строго соблюдая Божьи заповеди и безукоризненно выполняя закон любви. Верил ли Елифаз Феманитянин в праведность Иова и его добродетельную жизнь, когда он говорил Иову: «Богобоязненность твоя не должна ли быть твоею надеждою, и непорочность путей твоих – упованием твоим?» (Иов.4:6)? Следующие строчки его речи показывают, что Елифаз укоряет Иова в том, что у него нет и не было ни непорочности, ни богобоязненности, и поэтому нет и надежды: «Вспомни же, погибал ли кто невинный, и где праведные бывали искореняемы?» (Иов.4:7). Так говорил Елифаз, намекая на то, что Иов – не праведник, а иначе дети его остались бы живыми. «Как я видал, то оравшие нечестие и сеявшие зло пожинают его; от дуновения Божия погибают и от духа гнева Его исчезают» (Иов.4:8-10), – вот суждение человека, основанное на том, что видимо плотью, и как бы красиво, мудро и справедливо оно бы не выглядело, оно не отражает истины. Для того чтобы оценить данную ситуацию истинно, надо познать глубину Божьего промысла. Дух Божий должен быть светильником. Плоть им быть не может. 
Кто свидетельствовал Иову о том, что он – праведник? Что за сила помогала ему преодолевать все сомнения, не пасть и не разочароваться? В отчаянии и в горести души Иов то обращался к Богу и пытался понять происходящее, то обвинял себя, то оправдывался, то требовал ответа у Бога. Он сознавал, что безгрешным он быть не может, и в то же время, несмотря на допущенные ошибки, он жил праведно. «Посмешищем стал я для друга своего, я, который взывал к Богу, и которому Он отвечал, посмешищем – [человек] праведный, непорочный» (Иов.12:4). Не гордость Иова говорила в нем, не надменное сердце, как думали его друзья, а твердость. Дух Божий свидетельствовал Иову, что он – праведник, и это звание дано ему от Бога. 
Апостол Павел говорит, что свидетельство мы получаем от Духа Божьего, и наша твердость в вере основывается именно на этом свидетельстве: «Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии» (Рим.8:16), «Ибо похвала наша сия есть свидетельство совести нашей, что мы в простоте и богоугодной искренности, не по плотской мудрости, но по благодати Божией, жили в мире…» (2Кор.1:12). 
Свидетельство Духа Божьего, или совести, не дало Иову пасть и принять ложные обвинения друзей. То, что внутри Иова, – свидетельство Бога, а то, что он слышал от друзей, – оценка сатаны. Сатана добивал Иова устами друзей и очернял праведность Иова пред Богом, говоря, что Иов праведен только потому, что Бог окружил его благословениями: «…разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле; но простри руку Твою и коснись всего, что у него, – благословит ли он Тебя?» (Иов.1:9-11).

Праведность Иова, его преданность и любовь к Богу были испытаны. На чем они основывались? Основывались ли чувства Иова к Богу только на его благополучии, зависели ли они от материального благословения или были независимы от этих факторов, то есть истинными? Прежде, чем вписать праведность и верность Иова в книгу его дел, надо было их проверить. Ничто непроверенное в книгу дел не вписывается. 
Как Господь оценил Иова? «…ибо нет такого, как он на земле: человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла, и доселе тверд в своей непорочности; а ты возбуждал Меня против него, чтобы погубить его безвинно» (Иов.2:3), – вот какую оценку дал Иову Бог, и это свидетельство было в сердце у Иова, хотя обстоятельства говорили об обратном, и друзья принуждали его раскаяться в гордости, чтобы получить помилование. Твердость Иова в его праведности и непорочности даже Богом подчеркнута как поступок, достойный награды: «…и доселе тверд в своей непорочности…». Твердость Иова оценивается Богом не как упрямство и нежелание смириться и покаяться, а как вера свидетельству совести и Духа Божьего внутри него, и обвинения и осуждения друзей и окружающих людей не сбили его. 
Апостол Павел говорит, что для него важен лишь суд от Бога, а не суд человеческий: «Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или [как] [судят] другие люди; я и сам не сужу о себе. Ибо [хотя] я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; судия же мне Господь» (1Кор.4:3,4). Даже Сам Иисус не судил ни о ком и ни о чем судом плоти, а только так, как открывал Ему Его Отец: «Я ничего не могу творить Сам от Себя. Как слышу, так и сужу, и суд Мой праведен; ибо не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца» (Ин.5:30). Иисус подчеркивал, что суд по плоти неистинен: «Вы судите по плоти; Я не сужу никого. А если и сужу Я, то суд Мой истинен, потому что Я не один, но Я и Отец, пославший Меня» (Ин.8:15,16). 
Суд истинен, когда он исходит от Духа Отца и пребывает внутри человека, а не от плоти, так как глаза судят по проявлениям, по видимым следствиям, а Дух Божий судит по истинной причине. Поэтому суд от Бога и суд человеческий – разные. Так, в случае с Иовом, Бог называет его непорочным: «…ибо нет такого, как он на земле: человек непорочный…», а Елиуй называет его нечестивым: «Я желал бы, чтобы Иов вполне был испытан, по ответам его, свойственным людям нечестивым» (Иов.34:36). 
Апостол Павел говорит: «Итак, неизвинителен ты, всякий, судящий [другого], ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя [другого], делаешь то же» (Рим.2:1). Слова Апостола Павла в точности соответствуют тому, что произошло с друзьями Иова. Осуждая его изо всех сил и стараясь оправдать справедливость Божьей кары (они думали, что то, что произошло с Иовом, было карой), они сами попали под Божье осуждение, и в том, в чем обвиняли Иова, были осуждены сами. Осуждая Иова в лицемерии и оправдывая Божье наказание, Елиуй говорил: «…подожди меня немного, и я покажу тебе, что я имею еще что сказать за Бога» (Иов.36:2). А Господь осудил всех троих друзей Иова за их критику, так как, критикуя Иова, они неверно судили и о поступках Самого Бога: «…горит гнев Мой на тебя и на двух друзей твоих за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов. Итак возьмите себе семь тельцов и семь овнов и пойдите к рабу Моему Иову и принесите за себя жертву; и раб Мой Иов помолится за вас, ибо только лице его Я приму, дабы не отвергнуть вас за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб мой Иов» (Иов.42:7,8). Вот чем окончился суд человеческий. Вот как опасно судить, если внутри нет Духа Божьего, Света, Который освещает скрытое и тайное и проникает в глубины: «Посему не судите никак прежде времени, пока не придет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1Кор.4:5).

Автор:Таиса Котова

Copyright © 2017 Philadelphia Church International