Дек 13 2017

1-5ст. «И сказал Господь Моисею, говоря: если кто согрешит и сделает преступление пред Господом и запрется пред ближним своим в том, что ему поручено, или у него положено, или им похищено, или обманет ближнего своего, или найдет потерянное и запрется в том, и поклянется ложно в чем-нибудь, что люди делают и тем грешат, – то, согрешив и сделавшись виновным, он должен возвратить похищенное, что похитил, или отнятое, что отнял, или порученное, что ему поручено, или потерянное, что он нашел; или если он в чем поклялся ложно, то должен отдать сполна, и приложить к тому пятую долю и отдать тому, кому принадлежит, в день приношения жертвы повинности…» (Лев.6:1-5). 

В этой главе говорится о жертве повинности, которую должен принести человек в случае присвоения чужого имущества, путем кражи, вымогательства, находки и невозвращения чужой собственности. Это – преступление против права на собственность. Оно также является грехом пред Господом, но тут недостаточно будет только принести жертву за грех, или же просто жертву повинности, одного жертвоприношения недостаточно для прощения греха присвоения. Надо прежде возвратить украденное или же присвоенное, а также и сверх того: одна пятая часть от присвоенного должна быть принесена пострадавшему в день принесения жертвы повинности – это уплата за моральный ущерб. Если же потерпевшего уже не было в живых, и не было наследников, кому можно было бы вернуть присвоенное и возмещение убытка, то это приносилось и отдавалось священнику.

6,7ст. «…и за вину свою пусть принесет Господу к священнику в жертву повинности из стада овец овна без порока, по оценке твоей; и очистит его священник пред Господом, и прощено будет ему, что бы он ни сделал, все, в чем он сделался виновным» (Лев.6:6,7). 

Итак, чтобы получить прощение Господа, надо принести жертву повинности – овна, конечно же, без порока. Овен не имеет никакого отношения к возмещению ущерба, это будет принесено для прощения греха.

8,9ст. «И сказал Господь Моисею, говоря: заповедай Аарону и сынам его: вот закон всесожжения: всесожжение пусть остается на месте сожигания на жертвеннике всю ночь до утра, и огонь жертвенника пусть горит на нем…» (Лев.6:8,9)

Тут начинается как бы новый раздел – обращение к священникам, как они должны приносить жертвы всесожжения, то есть Бог устанавливает закон о жертве всесожжения, как об особенно важной жертве. Жертвоприношение Богу никогда не должно прекращаться на жертвеннике всесожжения: и утром, и вечером должны были приноситься жертвы всесожжения, притом, зажигались они не от постороннего огня, а от огня, уже имеющегося на жертвеннике, то есть огонь, в виде тлеющих углей, на жертвеннике должен был постоянно гореть. 

10-13ст. «…и пусть священник оденется в льняную одежду свою, и наденет на тело свое льняное нижнее платье, и снимет пепел от всесожжения, которое сжег огонь на жертвеннике, и положит его подле жертвенника; и пусть снимет с себя одежды свои, и наденет другие одежды, и вынесет пепел вне стана на чистое место; а огонь на жертвеннике пусть горит, не угасает; и пусть священник зажигает на нем дрова каждое утро, и раскладывает на нем всесожжение, и сожигает на нем тук мирной жертвы; огонь непрестанно пусть горит на жертвеннике [и] не угасает» (Лев.6:10-13)

Здесь дается указание по обслуживанию жертвенника. На священников возлагалась ответственность даже в обращении с пеплом от жертвы и огнем. При каждой процедуре, священники должны были надевать соответствующую одежду. В одной и той же одежде нельзя было совершить даже одну процедуру. В одной одежде они очищали жертвенник от пепла, а в другой – выносили пепел на чистое место, так как в одеждах, предназначенных для служения при скинии, они не могли выйти за пределы скинии: «А когда надобно будет выйти на внешний двор, на внешний двор к народу, тогда они должны будут снять одежды свои, в которых они служили, и оставить их в священных комнатах, и одеться в другие одежды, чтобы священными одеждами своими не прикасаться к народу» (Иез.44:19).

14-18ст. «Вот закон о приношении хлебном: сыны Аароновы должны приносить его пред Господа к жертвеннику; и пусть возьмет [священник] горстью своею из приношения хлебного и пшеничной муки и елея и весь ливан, который на жертве, и сожжет на жертвеннике: [это] приятное благоухание, в память пред Господом; а остальное из него пусть едят Аарон и сыны его; пресным должно есть его на святом месте, на дворе скинии собрания пусть едят его; не должно печь его квасным. Сие даю Я им в долю из жертв Моих. Это великая святыня, подобно как жертва за грех и жертва повинности. Все потомки Аароновы мужеского пола могут есть ее. Это вечный участок в роды ваши из жертв Господних. Все, прикасающееся к ним, освятится» (Лев.6:14-18). 

Тут почти все повторяется, как описывалось прежде. Только дополняется то, что нельзя выпекать из этой муки квасное тесто, но пресное должны съедать как Аарон, так и сыновья Аарона. Все потомки мужского пола Аарона также могли участвовать в этой жертве, потому что «Это вечный участок в роды ваши из жертв Господних», то есть это их принадлежность к Божьему уделу. Только съедать они должны во дворе скинии собрания, не вынося со двора. Это называется «великая святыня». 

А вот жертва всесожжения, которую не могли вкушать священники по причине того, что она полностью сжигалась, никогда не называлась святыней. Священники могли съедать только часть от принесенных жертв другими, а вот от собственных жертв они не могли вкушать, их полностью сжигали. 

19-23ст. «И сказал Господь Моисею, говоря: вот приношение от Аарона и сынов его, которое принесут они Господу в день помазания его: десятая часть ефы пшеничной муки в жертву постоянную, половина сего для утра и половина для вечера; на сковороде в елее она должна быть приготовлена; напитанную [елеем] приноси ее в кусках, как разламывается в куски приношение хлебное; приноси ее в приятное благоухание Господу; и священник, помазанный на место его из сынов его, должен совершать сие: это вечный устав Господа. Вся она должна быть сожжена; и всякое хлебное приношение от священника все да будет сожигаемо, а не съедаемо» (Лев.6:19-23)

Так как священники приносили Богу свои жертвы, то они не имели возможности вкушать их, как бы принося себя Богу в жертву полностью, а не частично. Тот священник, который в тот момент был помазан за место Аарона, должен был совершать эти жертвы и утром, и вечером, в сокрушении пред Богом, о чем говорит преломленный хлеб, приготовленный в елее, то есть исполненный Духом Святым, а не эмоциями и душевными чувствами, приносятся Богу жертвы посвящения. Этого Господь ожидает от Своих служителей.

24-30ст. «И сказал Господь Моисею, говоря: скажи Аарону и сынам его: вот закон о жертве за грех: жертва за грех должна быть заколаема пред Господом на том месте, где заколается всесожжение; это великая святыня; священник, совершающий жертву за грех, должен есть ее; она должна быть съедаема на святом месте, на дворе скинии собрания; все, что прикоснется к мясу ее, освятится; и если кровью ее обрызгана будет одежда, то обрызганное омой на святом месте; глиняный сосуд, в котором она варилась, должно разбить; если же она варилась в медном сосуде, то должно его вычистить и вымыть водою; весь мужеский пол священнического рода может есть ее: это великая святыня. а всякая жертва за грех, от которой кровь вносится в скинию собрания для очищения во святилище, не должна быть съедаема; ее должно сожигать на огне» (Лев.6:24-30)

На что хочется обратить внимание в первую очередь? На то, что «…священник, совершающий жертву за грех, должен есть ее; она должна быть съедаема на святом месте, на дворе скинии собрания…». В этом повелении есть очень глубокий смысл, и заключается он в том, что Священник снимает грехи с общества, как об этом записано в десятой главе Книги Левит: «…почему вы не ели жертвы за грех на святом месте? ибо она святыня великая, и она дана вам, чтобы снимать грехи с общества и очищать их пред Господом; вот, кровь ее не внесена внутрь святилища, а вы должны были есть ее на святом месте, как повелено мне» (Лев.10:17,18). Из этих слов мы видим, что поедание мяса от жертвы за грех давалось священникам не для насыщения и не как простой ритуал, не простая трапеза, этим они снимали грехи с народа, а затем, входя внутрь святилища, они в себе вносили его в святилище. 

В еврейском языке употребляется глагол «наса», который переведен как «снимать» и имеет несколько значений. Одно из значений – это «носить». Этот глагол употребляется тогда, когда речь идет о прощении, то есть «носить» – это в русском переводе – «прощать, забывать». Когда мы читаем «прости нам вину нашу», то в глубоком смысле эти слова означают «понеси на себе вину нашу». Вот, например, если мой ближний сломает мою вещь, я прощу его, но убытки от этой поломки понесу я. Так выглядит смысл этих слов. К примеру: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим», то есть «понеси нашу вину на Себе, как и мы несем вину наших ближних на себе». В этом смысл прощения.

Итак, Бог определил священнику съедать плоть агнца, принявшего на себя наказание за грех израильтянина, и, таким образом, нести на себе его грех. Это и есть участие в жертве за грех. Таким образом, священник несет на себе грех израильтянина и символично вносит его в святилище для прощения. 

Мясо жертвы за грех надо было съедать вареным, и притом без соли. Это также говорит о том, насколько грех противен Господу, так как эта пища не приносила приятности на вкус. Поэтому сыновья священника Илии требовали мясо до того, как его сварят, и жарили его и так съедали, то есть они оскверняли святыню великую, чем являлась жертва за грех. 

Итак, мы видим, что прощение наступало тогда, когда священник съедал жертвенное мясо.

Следующее что надо заметить, что все, что прикоснется к мясу жертвы, освятится, потому что это святыня великая. Тут говорится именно о предметах, которые соприкасаются со святыней, они и сами становятся освященными, поэтому не могут быть употреблены в обиходе. Глиняный сосуд надо было разбить, так как он не мог основательно смыть остатки вареного мяса, а вот медный таз можно было тщательно вымыть. Ранее мы рассматривали жертвы за грех, от которых кровь вносилась в скинию собрания. Так вот, эти жертвы надо было сжигать, их не должны были съедать священники. Тут говорится это в напоминание и для уточнения. Это – жертва за грех священника.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Copyright © 2017 Philadelphia Church International