Июл 27 2020

1-5ст. «И сказал Господь Моисею, говоря: скажи сынам Израилевым и возьми у них по жезлу от колена, от всех начальников их по коленам, двенадцать жезлов, и каждого имя напиши на жезле его; имя Аарона напиши на жезле Левиином, ибо один жезл от начальника колена их [должны они дать]; и положи их в скинии собрания, пред [ковчегом] откровения, где являюсь Я вам; и кого Я изберу, того жезл расцветет; и так Я успокою ропот сынов Израилевых, которым они ропщут на вас» (Чис.17:1-5).

Как мы увидели из предыдущей главы, ропот не утих и не прекратился даже тогда, когда зачинщики ропота были наказаны перед глазами всего народа. Но дух бунта уже зародился в сердцах народа, и посаженное недовольство давало свои ростки. Народ из одного ропота переходил на другой, и негодование на Моисея и Аарона продолжало быть в народе. Как видно, их не убедило то, что Бог совершил с Кореем и его сообщниками. Они продолжали смотреть на Моисея и Аарона плотскими глазами, видя их, а не Бога, поставившего их над народом, поэтому Бог и сказал Моисею, чтобы все начальники колен принесли свои жезлы. И не просто принесли свои жезлы, но и надписали каждый свой жезл своими именами. Так же должен сделать и Аарон. Его имя должно быть написано на жезле колена Левиина. Все эти жезлы Бог повелел положить перед ковчегом откровения, куда перед всеми являлась Его слава. Бог Сам изберет одного из всех, и, таким образом, Он надеется их успокоить, потому что Моисей не будет участвовать при избрании. Народ должен увидеть, что избрание произойдет непосредственно от Самого Бога для того, чтобы перестали роптать на Моисея и Аарона, увидев, Кто все совершает, и что они лишь передают народу волю Бога.

6,7ст. «И сказал Моисей сынам Израилевым, и дали ему все начальники их, от каждого начальника по жезлу, по коленам их двенадцать жезлов, и жезл Ааронов был среди жезлов их. И положил Моисей жезлы пред лицем Господа в скинии откровения» (Чис.17:6,7).

Все послушно принесли свои жезлы со своими именами. По их поведению можно догадаться, что в них теплилась надежда, что будет выбран один из них. Все, что сделал Моисей, это положил все жезлы в Святое Святых перед ковчегом откровения, перед лицом Божьим.

8,9ст. «На другой день вошел Моисей в скинию откровения, и вот, жезл Ааронов, от дома Левиина, расцвел, пустил почки, дал цвет и принес миндали. И вынес Моисей все жезлы от лица Господня ко всем сынам Израилевым. И увидели они это и взяли каждый свой жезл» (Чис.17:8,9).

На другой день, когда Моисей вошел в Святое Святых для того, чтобы взять жезлы, он обнаружил то, что кажется невероятным. За одну ночь жезл Аарона из сухого и безжизненного превратился в плодоносную ветвь. Он и пустил почки, и расцвел, и даже принес миндали. Интересно то, что жезл Аарона, не имеющий корня, не посаженный в землю, чтобы сказать, что от хотения человека, но от Бога ожил и расцвел. Он, как прообраз Иисуса Христа: Он не от корня Левиина, не от хотения мужа, а от Духа Божьего родился. Его избрание произошло перед лицом Божьим, в Святом Святых, как бы в недрах Отца. И Его избрание не от человеков, но Он – Первосвященник, избранный от Отца, Который в Своем смертном Теле принес жизнь и воскресение из смерти. Он – победа над смертью. Это то, что можно увидеть в безжизненном посохе, расцветшем и принесшем миндаль. А для всех колен, принесших тогда свои жезлы, жезл Аарона означал избрание его Богом на чин первосвященника, поэтому все безмолвно забрали свои посохи и пошли по домам. Спорить было бессмысленно.

10-13ст. «И сказал Господь Моисею: положи опять жезл Ааронов пред [ковчегом] откровения на сохранение, в знамение для непокорных, чтобы прекратился ропот их на Меня, и они не умирали. Моисей сделал это; как повелел ему Господь, так он и сделал. И сказали сыны Израилевы Моисею: вот, мы умираем, погибаем, все погибаем! всякий, приближающийся к скинии Господней, умирает: не придется ли всем нам умереть?» (Чис.17:10-13).

Зная натуру человека и их характер, как жестоковыйных, Господь повелевает Моисею положить жезл Аарона для сохранения на память перед ковчегом. Если ропот подобного рода возобновится, то можно будет напомнить им, показав жезл с миндалем. Но интересно то, что народ все равно остался в отчаянии, и не просто, они ощущали на себе скорбное наказание, которое ожидало их на протяжении сорока лет. Они понимали, что это срок их вымирания, они пошли в пустыню на сорок лет для того, чтобы всем там и остаться. Вот что не давало им успокоения, да и не могло дать. Они выражают это словами: «…вот, мы умираем, погибаем, все погибаем! всякий, приближающийся к скинии Господней, умирает: не придется ли всем нам умереть?» Никто не предлагал им приближаться к скинии Господней, но они ощущали неутолимое, похотливое желание в себе и понимали, что если они ему поддадутся, то будут наказаны, умрут, поэтому и задались таким вопросом. Их объял страх присутствия скинии в их среде. Все же от них требовалась праведность и святое почитание Божьих заповедей, а для этого надо усмирять свою плоть со страстями и похотями.

Разве не встречается и в наши дни подобное рассуждение со страхом. Когда боятся принять Иисуса своим Господом потому, что боятся жить праведно, не желают, а понятие того, что за неправедное поведение следует наказание уже есть. Однако не зависимо от того, принимаешь ли ты Иисуса Господом своей жизни или нет, грех будет осуждать, надо избирать праведность и послушание Божьим заповедям для того, чтобы избирать жизнь: «Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое, любил Господа Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему; ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих, чтобы пребывать тебе на земле, которую Господь с клятвою обещал отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову дать им» (Втор.30:19,20). Вот что уже было предложено народу для того, чтобы не умирать, и чему они не последовали, а от этого и наполнились страхом.

Автор: Таиса Котова
Tags: 

Copyright © 2017 Philadelphia Church International