Ноя 7 2020

1-3ст. «И сказал Валаам Валаку: построй мне здесь семь жертвенников и приготовь мне семь тельцов и семь овнов. Валак сделал так, как говорил Валаам, и вознесли Валак и Валаам по тельцу и по овну на каждом жертвеннике. И сказал Валаам Валаку: постой у всесожжения твоего, а я пойду; может быть, Господь выйдет мне навстречу, и что Он откроет мне, я объявлю тебе. И пошел на возвышенное место» (Чис.23:1-3).

Мы видим, что все происходило на горах, где приносились жертвы Ваалу, значит, и жертвенники там уже стояли. Но Валаам понимал, что приносить жертвы Богу на чужих жертвенниках нельзя, Он не примет, поэтому и сказал построить новые жертвенники, посвященные именно Богу Всевышнему и принести на них очистительные жертвы, что символизировала жертва тельца. Тельца, как самое дорогостоящее животное, Первосвященник приносил за свой грех или же за грех всего общества Израильского, которое он представлял пред Богом, а также и князь должен был приносить за себя всесожжение именно семь волов и семь овнов, как выражение признательности. Таким образом, Валаам желал умилостивить Бога для того, чтобы получить от Него ответ. Царя он оставил при жертвоприношении, а сам удалился от всех для того, чтобы вопросить Бога и получить обещанный ответ от Него.

4,5ст. «И встретился Бог с Валаамом, и сказал ему [Валаам]: семь жертвенников устроил я и вознес по тельцу и по овну на каждом жертвеннике. И вложил Господь слово в уста Валаамовы и сказал: возвратись к Валаку и так говори» (Чис.23:4,5).

Когда Валаам ощутил присутствие Бога, то сразу объявил об условии, которое он выполнил по закону Израиля: он принес жертвы, которыми желал оправдаться пред Ним. И Бог дал Валааму Свое слово к Валаку.

  6-10ст. «И возвратился к нему, и вот, он стоит у всесожжения своего, он и все князья Моавитские. И произнес притчу свою и сказал: из Месопотамии привел меня Валак, царь Моава, от гор восточных: приди, прокляни мне Иакова, приди, изреки зло на Израиля! Как прокляну я? Бог не проклинает его. Как изреку зло? Господь не изрекает [на него] зла. С вершины скал вижу я его, и с холмов смотрю на него: вот, народ живет отдельно и между народами не числится. Кто исчислит песок Иакова и число четвертой части Израиля? Да умрет душа моя смертью праведников, и да будет кончина моя, как их!» (Чис.23:6-10).

Валаам интерпретировал слова Бога и изъяснил свое видение, которое было показано ему, поэтому говорится, что Валаам произнес притчу свою. В ней он говорит о том, что проклясть народ Израиля – не его идея, а царя Моавитского. Но как он может сделать это, если Бог запрещает ему? И тут он пророчески говорит о том, что этот народ отделен Богом в Его удел. Он не числится среди остальных народов, как один из них:  «…народ живет отдельно и между народами не числится». Как он может произнести худое слово на удел Божий? И тут он повторяет обетование Авраама о том, что число его будет как морской песок, и что даже четвертую часть его невозможно исчислить, не то что весь народ. И это также было пророческим словом, так как он увидел это в духе. И душа его захотела оказаться причисленным к этому народу, чтобы оказаться вписанным в книгу жизни.

11-16ст. «И сказал Валак Валааму: что ты со мною делаешь? я взял тебя, чтобы проклясть врагов моих, а ты, вот, благословляешь? И отвечал он и сказал: не должен ли я в точности сказать то, что влагает Господь в уста мои? И сказал ему Валак: пойди со мною на другое место, с которого ты увидишь его, но только часть его увидишь, а всего его не увидишь; и прокляни мне его оттуда. И взял его на место стражей, на вершину [горы] Фасги, и построил семь жертвенников, и вознес по тельцу и по овну на каждом жертвеннике. И сказал [Валаам] Валаку: постой здесь у всесожжения твоего, а я [пойду] туда навстречу [Богу]. И встретился Господь с Валаамом, и вложил слово в уста его, и сказал: возвратись к Валаку и так говори» (Чис.23:11-16).

Недовольство Валака вполне понятно, не за тем он позвал Валаама, чтобы тот благословлял народ Израиля. И, по-видимому, Валак не очень верил, что от Валаама ничего не зависит. Он считал, что прорицатель может по желанию делать то, что задумал, пользоваться данной ему силой себе в угоду. Это не удивительно, ведь и волхвы часто в угоду своим господам совершали магические действия. И Валаам мог бы совершать свои магические действия и проклинать по желанию и благословлять по желанию, если бы это не коснулось народа Божьего. Тут Валаам соприкоснулся с такой властью, с которой не в силах был не считаться, хотя, по своим языческим привычкам, ему очень хотелось поступить в угоду себе, получить из этого выгоду, обещанное вознаграждение, воспользовавшись своими сверхъестественными способностями, поэтому он соглашается идти с Валаком на более высокую гору Фасги, которая называется горой стражей. С нее можно было обозревать долину Иордан. Однако и оттуда можно было увидеть только часть народа. И снова строятся жертвенники и приносятся те же жертвы в надежде умилостивить Бога. Но ответ Бога был известен Валааму еще тогда, когда он был у себя дома, и не мог бы измениться.

17-24ст. «И пришел к нему, и вот, он стоит у всесожжения своего, и с ним князья Моавитские. И сказал ему Валак: что говорил Господь? Он произнес притчу свою и сказал: встань, Валак, и послушай, внимай мне, сын Сепфоров. Бог не человек, чтоб Ему лгать, и не сын человеческий, чтоб Ему изменяться. Он ли скажет и не сделает? будет говорить и не исполнит? Вот, благословлять начал я, ибо Он благословил, и я не могу изменить сего. Не видно бедствия в Иакове, и не заметно несчастья в Израиле; Господь, Бог его, с ним, и трубный царский звук у него; Бог вывел их из Египта, быстрота единорога у него; нет волшебства в Иакове и нет ворожбы в Израиле. В [свое] время скажут об Иакове и об Израиле: вот что творит Бог! Вот, народ как львица встает и как лев поднимается; не ляжет, пока не съест добычи и не напьется крови убитых» (Чис.23:17-24).  

И опять Валаам произносит свою притчу об Израиле, исполненный еще тем присутствием, в котором побывал, получая слово от Бога, и смело укоряет царя в том, что тот искушает Бога: «…встань, Валак, и послушай, внимай мне, сын Сепфоров. Бог не человек, чтоб Ему лгать, и не сын человеческий, чтоб Ему изменяться. Он ли скажет и не сделает? будет говорить и не исполнит?» Слушая такую речь, можно поверить, что Валаам не желал проклинать и всегда был пророком Божьим. Когда он описывает народ Израиля, одновременно благословляя его, то говорит о том, что нет волшебства и ворожбы в Израиле: «Бог вывел их из Египта, быстрота единорога у него; нет волшебства в Иакове и нет ворожбы в Израиле. В [свое] время скажут об Иакове и об Израиле: вот что творит Бог!» Этим самым Валаам говорит о том, что не с кем состязаться и поспорить в силе. Сам Бог творит чудеса в Израиле, а не волхвы. Дело рук Бога Всевышнего кто оспорит? И опять пророчествует о его будущем благословении и славе.

25-30ст. «И сказал Валак Валааму: ни клясть не кляни его, ни благословлять не благословляй его. И отвечал Валаам и сказал Валаку: не говорил ли я тебе, что я буду делать все то, что скажет мне Господь? И сказал Валак Валааму: пойди, я возьму тебя на другое место; может быть, угодно будет Богу, и оттуда проклянешь мне его. И взял Валак Валаама на верх Фегора, обращенного к пустыне. И сказал Валаам Валаку: построй мне здесь семь жертвенников и приготовь мне здесь семь тельцов и семь овнов. И сделал Валак, как сказал Валаам, и вознес по тельцу и овну на каждом жертвеннике» (Чис.23:25-30).

Услышав такие благословения, Валак даже попытался остановить Валаама, закрыть ему уста: не проклинай и не благословляй, только замолчи. И когда Валаам оправдался тем, что предупреждал царя, что будет говорить то, что повелит ему Бог, у Валака опять появляется надежда уговорить Бога, подкупить жертвами, умилостивить. Так привыкли воспринимать своих богов язычники. Они всегда приносили жертвы своим богам для того, чтобы склонить их на свою сторону, умилостивить, поэтому Валак берет его на следующую гору для того, чтобы там снова принести жертвы и оттуда проклясть. Ему кажется, что место играет большую роль в принесении жертв. Эта гора, названная Фегора, на иврите переводится как «бог небес». В Ветхом Завете описывается, как Моавитяне приносили на этой горе Ваал-Фегор (Баал-Пеор) жертвы этому божеству Фегору. Вот на что надеялся Валак, наверное, и у Валаама теплилась надежда, раз он не был категоричен и соглашался с царем. И опять они строят семь жертвенников и опять приносят те же жертвы. Хочется напомнить слова пророка Самуила: «…неужели всесожжения и жертвы столько же приятны Господу, как послушание гласу Господа? Послушание лучше жертвы и повиновение лучше тука овнов  ибо непокорность есть [такой же] грех, что волшебство, и противление [то же, что] идолопоклонство» (1Цар.15:22,23).

Автор: Таиса Котова

Copyright © 2017 Philadelphia Church International