1-3ст. «Если будет тяжба между людьми, то пусть приведут их в суд и рассудят их, правого пусть оправдают, а виновного осудят; и если виновный достоин будет побоев, то судья пусть прикажет положить его и бить при себе, смотря по вине его, по счету; сорок ударов можно дать ему, а не более, чтобы от многих ударов брат твой не был обезображен пред глазами твоими» (Втор.25:1-3).

Бог запрещает самоуправство, так как оно приводит к жестоким поступкам и к плохим последствиям. Вот, к примеру, в Исходе написано: «Когда ссорятся, и один человек ударит другого камнем, или кулаком, и тот не умрет, но сляжет в постель, то, если он встанет и будет выходить из дома с помощью палки, ударивший не будет повинен [смерти]; только пусть заплатит за остановку в его работе и даст на лечение его. А если кто ударит раба своего, или служанку свою палкою, и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан; но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его, ибо это его серебро» (Исх.21:18-21). Жестокосердие человека не знает предела, поэтому предел жестокости устанавливает Бог. И даже наказание Он ограничивает для того, чтобы в процессе наказания не наносились увечья. Мы знаем из истории, как изощренно человеческая жестокость использовала различного вида наказания в виде пыток. Мучение врагов вызывает в жестоком сердце удовлетворение, поэтому Бог предупреждает, что, во-первых, тяжесть преступления должен определять судья, а, во-вторых, и наказание должно быть в пределах разумного, если, конечно, нет вины, достойной смерти. Судья обязан был присутствовать при исполнении его приговора о наказании для того, чтобы и тогда наказание не превосходило приговор. Сорок ударов считалось пределом наказания, так как больше этого человек мог не снести: «…смотря по вине его, по счету; сорок ударов можно дать ему, а не более…»

Это постановление напоминает нам о том, как народ Израильский был наказан на сорок лет хождения по пустыне, год – за день. За сорок дней хождения соглядатаев по земле обетованной и принесших худые вести, вопреки Божьего обетования, они должны были проходить сорок лет по пустыне. Человеческую жестокость мы можем увидеть и из того, как Иисусу Христу было нанесено сорок ударов без одного. Однако, римляне не использовали при этом палку или же прут, но специально изготовленные плети, на концах которых были гвозди в виде крючков. Ими плоть человеческая терзалась, вырывались кусочки. И это – не предел человеческого воображения. Вот почему Бог определил меру наказания и ограничил количество ударов, «…чтобы от многих ударов брат твой не был обезображен пред глазами твоими».

4ст. «Не заграждай рта волу, когда он молотит» (Втор.25:4).

Забота Бога, конечно же, не ограничивалась только заботой о животном. Тут вложен духовный смысл, касательно служащих Богу. И Павел два раза упоминает это место из Божьего постановления, и в обоих случаях желает научить тому, как надо почитать служащих Богу. Это письмо Павел направляет в Коринф, к осуждающим его – печальная картина. В нем Павел изъясняет права служащих, как установленные Самим Богом еще через Моисея: «Вот мое защищение против осуждающих меня. Или мы не имеем власти есть и пить? Или не имеем власти иметь спутницею сестру жену, как и прочие Апостолы, и братья Господни, и Кифа? Или один я и Варнава не имеем власти не работать? Какой воин служит когда-либо на своем содержании? Кто, насадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада? По человеческому ли только [рассуждению] я это говорю? Не то же ли говорит и закон? Ибо в Моисеевом законе написано: не заграждай рта у вола молотящего. О волах ли печется Бог? Или, конечно, для нас говорится? Так, для нас это написано; ибо, кто пашет, должен пахать с надеждою, и кто молотит, [должен молотить] с надеждою получить ожидаемое. Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное? (1Кор.9:3-11).

Второе место – это пасторское постановление, написанное к Тимофею: «Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении. Ибо Писание говорит: не заграждай рта у вола молотящего; и: трудящийся достоин награды своей» (1Тим.5:17,18). Так же и Сам Иисус давал наставление Своим ученикам, когда посылал их проповедовать, говоря, что трудящийся достоин пропитания: «Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха, ибо трудящийся достоин пропитания» (Мф.10:9,10).

5-10ст. «Если братья живут вместе и один из них умрет, не имея у себя сына, то жена умершего не должна выходить на сторону за человека чужого, но деверь ее должен войти к ней и взять ее себе в жену, и жить с нею, - и первенец, которого она родит, останется с именем брата его умершего, чтоб имя его не изгладилось в Израиле. Если же он не захочет взять невестку свою, то невестка его пойдет к воротам, к старейшинам, и скажет: "деверь мой отказывается восставить имя брата своего в Израиле, не хочет жениться на мне"; тогда старейшины города его должны призвать его и уговаривать его, и если он станет и скажет: "не хочу взять ее", [тогда] невестка его пусть пойдет к нему в глазах старейшин, и снимет сапог его с ноги его, и плюнет в лице его, и скажет: "так поступают с человеком, который не созидает дома брату своему". и нарекут ему имя в Израиле: дом разутого» (Втор.25:5-10).

Для того чтобы имя умершего не изгладилось из Израиля, Бог позволяет вдове умершего выйти замуж за его брата, но только в том случае, если у умершего не было сына. И первый родившийся от такого брака сын, приписывался умершему брату. Если же у умершего мужа не было брата, то ближайший родственник должен был на ней жениться и так сохранить имя умершему, потому что первый сын, родившийся от такого брака, получал имя умершего, и род его продолжался.

Однако, если брат отказывался жениться на вдове своего брата, она имела право обжаловать это у старейшин. Старейшины не могли заставить, но должны были повлиять на деверя. В случае его безоговорочного отказа, невестка получала право опозорить его. Она могла снять с него сапог и плюнуть ему в лицо. И этот позор оставался на нем на всю жизнь: «…"так поступают с человеком, который не созидает дома брату своему". и нарекут ему имя в Израиле: дом разутого». Это рассматривалось так, что тот не созидает дома брату своему. Разутый – лишенный своего статуса, своего призвания, своих прав т, притом, лишен с позором, потому что ему плюнули в лицо. Просто снять сапог и отдать другому – это отдать ему право владеть чем-то, как было в случае с Руфью: «И сказал тот родственник Воозу: купи себе. И снял сапог свой. И сказал Вооз старейшинам и всему народу: вы теперь свидетели тому, что я покупаю у Ноемини все Елимелехово и все Хилеоново и Махлоново; также и Руфь Моавитянку, жену Махлонову, беру себе в жену, чтоб оставить имя умершего в уделе его, и чтобы не исчезло имя умершего между братьями его и у ворот местопребывания его: вы сегодня свидетели тому» (Руф.4:8-10). В этом случае никакого позора не было, но этот родственник сам добровольно отказался владеть принадлежащим ему по праву. Но если при этом плюнули в лицо – это позор, лишение прав владеть чем-то.

11,12ст. «Когда дерутся между собою мужчины, и жена одного подойдет, чтобы отнять мужа своего из рук бьющего его, и протянув руку свою, схватит его за срамный уд, то отсеки руку ее: да не пощадит [ее] глаз твой» (Втор.25:11,12).

Тут, конечно, имеется в виду уд не мужа, а дерущегося, что уже по самой сути является безнравственным. Одновременно с тем, в Израиле продолжение рода всегда рассматривалось как благословение Божье, и такое действие могло привести к возможности лишения способности размножаться, поэтому такое поведение было наказуемо, и очень строго. Это признак развращенности, потому что скромной и кроткой жене подобное даже не придет в голову. Стыдливость всегда была присуща женскому полу. Жена, в таком случае, осквернила себя, эта рука сделала срамное и не могла после того присутствовать в отношениях с ее мужем. Мы видим из слов, сказанных Иисусом, что это говорит о внутренней нечистоте души: «И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» (Мф.5:30). Можно сказать, что Иисус объяснил этот закон духовно. Вот так он выглядит в духовном, как искушение, соблазн, проявление нечистоты души, от чего надо избавляться, отсекать от себя.

13-16ст. «В кисе твоей не должны быть двоякие гири, большие и меньшие; в доме твоем не должна быть двоякая ефа, большая и меньшая; гиря у тебя должна быть точная и правильная, и ефа у тебя должна быть точная и правильная, чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь Бог твой дает тебе, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий неправду» (Втор.25:13-16).

Это, конечно, применимо как в буквальном смысле слова, так и в духовном, то есть при рассуждении о других и при суде о ближних не должно присутствовать лицемерие. Нельзя говорить одно, а думать иное. Нельзя судить неверно, одной и той же мерой надо судить и себя, и другого, «…ибо каким судом судите, [таким] будете судимы; и какою мерою мерите, [такою] и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: "дай, я выну сучок из глаза твоего", а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, [как] вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф.7:2-5).

17-19ст. «Помни, как поступил с тобою Амалик на пути, когда вы шли из Египта: как он встретил тебя на пути, и побил сзади тебя всех ослабевших, когда ты устал и утомился, и не побоялся он Бога; итак, когда Господь Бог твой успокоит тебя от всех врагов твоих со всех сторон, на земле, которую Господь Бог твой дает тебе в удел, чтоб овладеть ею, изгладь память Амалика из поднебесной; не забудь» (Втор.25:17-19).

Нападение на слабые места, поражение ближнего во время его слабости – это характер сатаны, поэтому Амалик приравнивается к нему.  Бог осуждает подобное поведение, потому что оно характеризует внутреннее состояние человека. В таком человеке нет порядочности, честности, праведности, нет страха Божьего. Это подло – нападать и поражать в час слабости, выискивать слабые места и пользоваться этим для поражения ближнего. Такие истребятся из числа живых, то есть не войдут в Царство Небесное, они осуждаются Богом, как Амаликитяне. Аман также был из рода Амаликитян, и его внутренность противилась народу Божьему, он желал его смерти, то есть духовные Амаликитяне всегда желают погибели и духовной смерти избранным Божьим и будут противиться им и строить против них козни. Это дух Амалика, он должен быть истреблен.

Автор: Таиса Котова
Tags: 

Copyright © 2017 Philadelphia Church International