Skip to main content

2Царств 6 глава

 

1-3ст. «И собрал снова Давид всех отборных людей из Израиля, тридцать тысяч. И встал и пошел Давид и весь народ, бывший с ним из Ваала Иудина, чтобы перенести оттуда ковчег Божий, на котором нарицается имя Господа Саваофа, сидящего на херувимах. И поставили ковчег Божий на новую колесницу и вывезли его из дома Аминадава, что на холме. Сыновья же Аминадава, Оза и Ахио, вели новую колесницу» (2Цар.6:1-3).

Ковчег завета до времени построения храма в Иерусалиме не имел своего места. Его постоянно перевозили вместе со скинией Моисея. И на какое-то время он задержался в доме Аминадава из Кириаф-Иарима, и Елеазар, сын Аминадава, был освящен для охранения ковчега: «И пришли жители Кириаф-Иарима, и взяли ковчег Господа, и принесли его в дом Аминадава, на холм, а Елеазара, сына его, посвятили, чтобы он хранил ковчег Господа» (1Цар.7:1). Похоже, там он пробыл более двадцати лет, так как двадцать лет он там стоял еще при Самуиле: «С того дня, как остался ковчег в Кириаф-Иариме, прошло много времени, лет двадцать. И обратился весь дом Израилев к Господу. И сказал Самуил всему дому Израилеву, говоря: если вы всем сердцем своим обращаетесь к Господу, то удалите из среды себя богов иноземных и Астарт и расположите сердце ваше к Господу, и служите Ему одному, и Он избавит вас от руки Филистимлян» (1Цар.7:2,3).

И вот, воцарившись, Давид решается перенести ковчег завета в Иерусалим, где он построил для него скинию. Посоветовавшись со всеми вождями, тысяченачальниками и сотниками, Давид вместе со священниками, левитами и остальным народом, всего собралось тридцать тысяч со всего Израиля, отправился за ковчегом в дом Аминадава (1Пар.13гл.). Для этой цели они соорудили новую колесницу и поставили его на новую колесницу и так повезли, а сыновья Аминадава, Оза и Ахио, вели новую колесницу.

4-8ст. «И повезли ее с ковчегом Божиим из дома Аминадава, что на холме; и Ахио шел пред ковчегом [Господним]. А Давид и все сыны Израилевы играли пред Господом на всяких музыкальных орудиях из кипарисового дерева, и на цитрах, и на псалтирях, и на тимпанах, и на систрах, и на кимвалах. И когда дошли до гумна Нахонова, Оза простер руку свою к ковчегу Божию [чтобы придержать его] и взялся за него, ибо волы наклонили его. Но Господь прогневался на Озу, и поразил его Бог там же за дерзновение, и умер он там у ковчега Божия. И опечалился Давид, что Господь поразил Озу. Место сие и доныне называется: "поражение Озы"» (2Цар.6:4-8).

Все выглядело очень торжественно и как поклонение Богу, почтительно. Музыканты играли на инструментах, музыка и шум от этого празднования разносился далеко. Однако, когда дошли до гумна Нахонова, колесница наклонилась, и ковчег стал скатываться с нее. Естественно, что Оза простер свою руку и попытался его задержать. Так с добрым намерением он коснулся ковчега завета своей рукой и был тут же поражен Господом за дерзновение. И вместо радости на всех нашла великая печаль, и даже это место стало называться «поражением Озы».

Что, в сущности, произошло, ведь все выглядело так благоговейно? Однако, Давид не соблюл заповеданное Господом. Никто не мог и не должен был прикасаться к ковчегу завета, и нести его должны были левиты на шестах, а не везти на колеснице. Так что с самого начала Давид допустил грубейшую ошибку при перевозке ковчега. Он не вопросил Господа, не поинтересовался у священников, как надо перевозить ковчег по закону Моисея. Однако вина не только на Давиде, но и на священниках и левитах, которым были известны эти правила, но они не предотвратили желание Давида и не объяснили необходимые правила обращения с ковчегом Господним. Это говорит о том, что понимание святости было притуплено, и Богу пришлось напомнить им ценой жизни Озы, ведь если бы ковчег несли левиты, как и полагалось, то ковчег Господа не подвергся бы опасности падения.

9-13ст. «И устрашился Давид в тот день Господа и сказал: как войти ко мне ковчегу Господню? И не захотел Давид везти ковчег Господень к себе, в город Давидов, а обратил его в дом Аведдара Гефянина. И оставался ковчег Господень в доме Аведдара Гефянина три месяца, и благословил Господь Аведдара и весь дом его. Когда донесли царю Давиду, говоря: "Господь благословил дом Аведдара и все, что было у него, ради ковчега Божия", то пошел Давид и с торжеством перенес ковчег Божий из дома Аведдара в город Давидов. И когда несшие ковчег Господень проходили по шести шагов, он приносил в жертву тельца и овна» (2Цар.6:9-13).

Испугавшись, в недоумении от происходящего, Давид решает себя недостойным и возвращает ковчег завета в дом Аведдара Гефянина. Аведдар, или же Овед-Едом, был левитом. Там ковчег пробыл три месяца, и Бог благословил дом Аведдара. И когда Давид узнал об этом, то решился опять забрать ковчег Господа и перенести на его новое место в город Давида. Однако на этот раз, Давид разузнал о всех правилах и о законе относительно переноса ковчега завета и соблюл все в точности: «Тогда сказал Давид: никто не должен носить ковчега Божия, кроме левитов, потому что их избрал Господь на то, чтобы носить ковчег Божий и служить Ему во веки» (1Пар.15:2), «...и сказал им: вы, начальники родов левитских, освятитесь сами и братья ваши, и принесите ковчег Господа Бога Израилева на место, которое я приготовил для него; ибо как прежде не вы это делали, то Господь Бог наш поразил нас за то, что мы не взыскали Его, как должно. И освятились священники и левиты для того, чтобы нести ковчег Господа, Бога Израилева. И понесли сыновья левитов ковчег Божий, как заповедал Моисей по слову Господа, на плечах, на шестах» (1Пар.15:12-15). Также на пути в полмили, Давид принес немало жертв Господу, как записано, каждые шесть шагов, на седьмой шаг, приносилась жертва. Если в среднем на полмили приходится 1.000 шагов, то получается, что около 166/167 тельцов и овнов было принесено на пути в город Давидов. Конечно, эти подсчеты приблизительны. Так Давид выразил Свое благоговение и почтение, отмечая каждую седьмину пути, каждый седьмой шаг.

14-16ст. «Давид скакал из всей силы пред Господом; одет же был Давид в льняной ефод. Так Давид и весь дом Израилев несли ковчег Господень с восклицаниями и трубными звуками. Когда входил ковчег Господень в город Давидов, Мелхола, дочь Саула, смотрела в окно и, увидев царя Давида, скачущего и пляшущего пред Господом, уничижила его в сердце своем» (2Цар.6:14-16).

Давид снял с себя царские одеяния и одел на себя священнический льняной ефод. Этим он хотел показать Богу, что он – просто Его слуга, верный раб, посвященно служащий Ему, он не желал красоваться пред Господом в царских одеждах, возвышаясь над ковчегом Господним, но принизил себя. Это было его смирением пред Богом. С другой стороны, он просто совершал прообраз Иисуса Христа, скромно входящего в Иерусалим, будучи Царем, одетого в простые одежды. И как Давид, хотя и не был из рода Левия, оделся в священнические одежды, так же в прообразе, как и Иисус по плоти, хотя и из того же колена, что и Давид, из Иудиного, но являлся и Царем, и Первосвященником. И от радости Давид танцевал перед ковчегом Господа вместе со всем народом, не удерживая восторга и радости от такого события. Все это сопровождалось восклицаниями и трубными звуками. И когда ковчег Господень входил в город, Мелхола, смотря из окна на такое шествие, все, что увидела, это унижение Давида. На большее ее не хватило. Она не разделяла радости от того, что ковчег Господень был внесен в город и, наконец, обретет новый, более устроенный дом, ведь в следствие постоянных перемещений и со временем он потерял свой прежний вид, значительно потрепался. Но ее это не волновало. Все, что она видела, это скачущего и пляшущего царя, одетого в самую простую одежду. В ее глазах он выглядел тем самым пастухом, каким некогда был, и ничуть недостойным быть царем Израиля. Она в своем сердце сопоставила его с отцом, так любящим ставить себе памятники, возвышающимся над всеми, гордым и властвующим. Она – дочь царя, также ощущала свое превосходство над остальными, и вот она видит Давида, который наравне с рабами, ничем не отличающийся от них, и в ее глазах он был уничижен, то есть его вид вызвал в ней презрение к нему.

17-19ст. «И принесли ковчег Господень и поставили его на своем месте посреди скинии, которую устроил для него Давид; и принес Давид всесожжения пред Господом и жертвы мирные. Когда Давид окончил приношение всесожжений и жертв мирных, то благословил он народ именем Господа Саваофа; и роздал всему народу, всему множеству Израильтян [от Дана даже до Вирсавии], как мужчинам, так и женщинам, по одному хлебу и по куску жареного мяса и по одной лепешке каждому. И пошел весь народ, каждый в дом свой» (2Цар.6:17-19).

Давид устроил новую скинию для ковчега завета, и когда принесли и поставили его на свое место, тогда Давид еще принес жертвы всесожжения и мирные. После приношения этих жертв Давид благословил весь народ именем Господа Саваофа. Думаю, не случайно Давид благословил весь народ Израиля именем Господа Саваофа. Это имя означает Бог Воинства. Так как ковчег для Израиля олицетворял силу Бога и защиту, его брали на войны и несли впереди, им побеждали, с его присутствием пали стены Иерихона, то Давид придал ему значение непобедимости Израиля, как присутствие среди них Бога Саваофа. Сила и укрепление Израиля. И под конец празднования, для того чтобы народ прочувствовал праздник и значимость этого события, Давид угостил весь народ хлебом и жареным мясом, и так распустил народ по домам.

20ст. «Когда Давид возвратился, чтобы благословить дом свой, то Мелхола, дочь Саула, вышла к нему навстречу, [и приветствовала его] и сказала: как отличился сегодня царь Израилев, обнажившись сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как обнажается какой-нибудь пустой человек!» (2Цар.6:20).

И вот, возвратившись в свой дом, еще в таком восторге и воодушевлении, неся в своем сердце благословение для своего дома, Давид встречает Мелхолу. Она вышла ему навстречу с презрительными словами, с оскорблением и унижением. Она назвала Давида пустым человеком, ничего не стоящим и ничего из себя не представляющим: «...как отличился сегодня царь Израилев, обнажившись сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как обнажается какой-нибудь пустой человек!» Обычно царю подобает отличаться своими заслугами, своими доблестными победами, своим величием, превосходством над народом, и уж тем более над рабами и рабынями. А тут оголенный царь перед глазами всего народа, да еще и перед глазами рабов, просто выглядел, как ничтожество. Вот что она ему заявила. Это было похоже на оплеуху после той славы, в какой он только что побывал, поклоняясь Господу. Он испытывал в своем сердце столько восторга и радости оттого, что совершилась его мечта, ковчег Господень теперь в его городе и под крышей, и Бог принял его жертвы и согласился пребывать в его городе, и тут такая встреча жены. Это был удар.

21-23ст. «И сказал Давид Мелхоле: пред Господом [плясать буду. И благословен Господь], Который предпочел меня отцу твоему и всему дому его, утвердив меня вождем народа Господня, Израиля; пред Господом играть и плясать буду; и я еще больше уничижусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих, и пред служанками, о которых ты говоришь, я буду славен. И у Мелхолы, дочери Сауловой, не было детей до дня смерти ее» (2Цар.6:21-23).

Однако Давид не растерялся и ответил Мелхоле, что пред Господом он будет плясать и играть на инструментах, и будет еще более унижаться в своих глазах. А при этом у рабов и рабынь он будет в славе. И напомнил о том, что Сам Бог предпочел его всему дому Саула, и не человек, а Бог утвердил его царство над всем Израилем. И Бог наказал Мелхолу за такое унижение Давида бесплодием.

 273