Skip to main content

Великий скульптор

«Но ныне, Господи, Ты – Отец наш; мы – глина, а Ты – образователь наш, и все мы – дело руки Твоей» (Ис.64:8)

 Также и камень никто не восхваляет, но тот образ, который Бог Сам лепит Свой образ из меня, я это реально увидела. Вся моя жизнь – это процесс Его лепки. И чем больше этот образ похож на Него, тем больше он принимает славы. Но слава относится к Его образу, не к глине, а к тому образу, который принимает глина. Глина всегда должна помнить, что она – просто материал, глина. Никогда и никто не прославлял глину, из которой лепилось изваяние. Могут сказать о глине, что она – хорошая для лепки, подходящая или же негодная для лепки. А то, что из нее вылеплено, то и достойно славыскульптор воспроизвел из камня, может вызывать восхищение.

Тот образ, который получился из камня или же из глины, прославляют. Прославляется всегда образ, надо это всегда помнить. Слава всегда относится к тому образу, который проявляется, воспроизведен, но не к глине или же камню. А ведь на самом деле слава должна принадлежать даже не образу, который вылеплен, а Скульптору. Он единственный заслуживает восхищения, что смог из глины сотворить подобие образа Сына Своего.

Даже Иисус сказал о Себе, что Он пришел явить всем Отца, а не Себя, потому что Он также был Образом Невидимого Бога и показал Отца: «Иисус же возгласил и сказал: верующий в Меня не в Меня верует, но в Пославшего Меня. И видящий Меня видит Пославшего Меня» (Ин.12:44,45), «Если же и закрыто благовествование наше, то закрыто для погибающих, для неверующих, у которых бог века сего ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого» (2Кор.4:3,4).  Исус всю славу воздавал Отцу, потому как Сам Он был образом Отца: «И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца» (Ин.1:14).

Иисус даже не принимал славы Себе, но воздавал ее Отцу: «Я чту Отца Моего, а вы бесчестите Меня. Впрочем Я не ищу Моей славы: есть Ищущий и Судящий» (Ин.8:49,50). Вот что такое смирение сердца, и когда Иисус сказал: «…научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф.11:29), Он имел в виду и это, это также смирение сердцем, когда ты не принимаешь славы себе, а воздаешь ее Тому, Чьим лишь подобием образа ты являешься. Слава должна идти Тому, Чей образ ты являешь, и Тому, Кто этот образ в тебе воссоздал, опять-таки Творцу, великому Скульптору, Который этот образ из тебя слепил, вытесал. Всегда слава должна идти только Богу.

Если образ получился удачный, тогда он являет собой подобие того образа, который являет собой, ту схожесть, ту красоту, как сказал Иисус: «Видевший Меня видел Отца» (Ин.14:9), потому что Иисус является образом невидимого Бога. И те, которые восхищались Иисусом, восхищались Богом Отцом, явившимся через Иисуса. Как Иисус и сказал, что они должны были увидеть Отца по Его делам и по Его словам. Это Отец в Нем вызывал восхищение и поклонение, Иисус не пришел искать славы Себе, но явить славу Отца. Бог всегда прекрасен, и всякая хвала и поклонение должны быть отданы только Ему: «Не принимаю славы от человеков, но знаю вас: вы не имеете в себе любви к Богу. Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете. Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от Единого Бога, не ищете?» (Ин.5:41-44).

Павел однажды сказал: «не я, не я», он не хотел, чтобы смотрели на него и им восхищались и восторгались. Он не хотел, чтобы из него сделали идола, от так же, как и Иисус не принимал славы от людей. Вот как он говорил: «…уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:20). Так он объяснял, что это не его дела, не он, как человек, хотя он и живет по плоти, однако, живет верой в Сына Божьего. Верой являя Христа, Иисус живет в нем, и дела, которые совершались через Павла, совершались Духом Христа. Вот как Павел смирил себя, не желая принимать почести и славу от людей. Как он и говорил, что не искал у людей благоволения: «У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал.1:10). Те, которые ищут славы себе, заискивают перед людьми. Им очень важно, чтобы люди их почитали и ими восторгались, они принимают славу от людей и не воздают ее Богу.

Но Павел говорил, что живущий в нем Иисус все совершает, не он, не Павел, это Иисус, а сам Павел – лишь только образ образа Бога невидимого, то есть лишь подобие Его образа, а все исходит от Отца, и вся слава должна возвращаться к Отцу. Вся слава, вся красота, все могущество, всякая премудрость, всякий свет исходит от Отца, так кому же слава за то, что проявляется в глиняном сосуде?

Как прекрасно сказал Павел: «Ибо мы не себя проповедуем, но Христа Иисуса, Господа; а мы – рабы ваши для Иисуса, потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить [нас] познанием славы Божией в лице Иисуса Христа. Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была [приписываема] Богу, а не нам» (2Кор.4:5-7). Так надо жить и об этом помнить.

Все, что есть в человеке прекрасное, так это только от Бога, если что-то человек смог показать, так это уже почести для человека. Это Бог почтил человека Своей славой, явив через него какое-то подобие Его образа. Если человек явил хотя бы часть от подобия Его образа – это уже почести, даже малюсенькая доля подобия Его образа – уже честь великая, честь для глины являть какую-то часть от образа Бога. И Бог настолько возлюбил Свое творение, что Он даже желает, чтобы творение являло Бога на земле, отражало славу Его подобия. Он для этой цели даже Иисуса послал и Духа Святого послал, чтобы быть внутри нас и через нас являть Свой образ. Это какая честь, какая почесть и одновременно с этим, какое безумие принимать себе почести, принимать себе честь и поклонение. Какое это безумие принимать себе то, что тебе не принадлежит, а через тебя просто является.

Какого смирения надо достичь в себе, чтобы понять, что ты – ничто, но все во всем – Бог и настолько раствориться, чтобы стать прозрачным и являть Его. Именно раствориться, перестать быть видимым. Вот Павел и сказал: «…уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:20). Он уже перестал быть, он понял, что не хочет, чтобы видели его, но чтобы увидели Того, Который в нем. Не я – это значит не мое «Я», не моя натура, не мой характер, ничто мое не может и не должно заслонять собой подобие образа Божьего – Христа. Ведь ничто мое не может явить то подобие образа Божьего, ничто мое, но только тогда, когда Он во мне отражается, только тогда, когда Он изображается. Но это возможно только тогда, когда ты перестаешь быть. «Не я живу», – говорит Павел. Когда человек дает Ему место настолько, что уже не ты, не тебя видят, а видят Его. Если мы собою затмеваем Его свет, то, что мы отражаем, будет ли это светом? Тогда мы бросаем собой тень на образ Христа. Но если мы разбиваем свои сосуды, его свет выходит наружу и становится явным. Этот свет вызывает восхищение у видящих его. Как хочется, чтобы это понял каждый верующий, чтобы достиг состояния того, что может сказать: «Не я живу». На любую славу говорить: «Не я», не мое. Если и есть во мне что-то доброе и хорошее, так это – не я, это – Тот, Который живет во мне. Вы увидели Его, Ему и должна воздаваться вся слава и поклонение. Он достоин чести, хвалы и всех почестей.

Вот какой образ лепит Бог из нас на протяжении всей нашей жизни. И лепит из тех, кто отдался в Его руки для того, чтобы Он совершил, для того, чтобы не жить для себя, но для славы Бога, чтобы не коптить, а светить, не тлеть, а гореть.

Пастор Таиса Котова

831