Skip to main content

2 Царств. 4 глава

 

1-3ст. «И услышал [Иевосфей,] сын Саулов, что умер Авенир в Хевроне, и опустились руки его, и весь Израиль смутился. У [Иевосфея,] сына Саулова, два было предводителя войска; имя одного – Баана и имя другого – Рихав, сыновья Реммона Беерофянина, из потомков Вениаминовых, ибо и Беероф причислялся к Вениамину. И убежали Беерофяне в Гиффаим и остались там пришельцами до сего дня» (2Цар.4:1-3).

Когда весть о том, что Авенир был убит в Хевроне, донеслась до царя Израильского Иевосфея и всех остальных, которые были под его властью, то от этого известия у Иевосфея опустились руки, так как поддерживающий его власть был убит Давидом. Хотя он был убит и не его руками, но был побежден властью Давида, так это выглядело. И теперь царствование Давида было неизбежным. У Иевосфея было два предводителя войска: Баана и Рихав, также Вениамитяне, можно сказать, родственники дома Саулова. И можно считать, что Иевосфей им доверял свою жизнь, раз назначил их предводителями своего войска. Они оба были из города Берофа, который был причислен к уделу Вениамитян. Однако так было не всегда. Ранее этот город принадлежал Гаваонитянам, тем самым, которые хитростью уцелели, заключив союз с Иисусом Навиным. Хотя Бог повелел истребить этот народ, но во время раздела земель, этот город достался Вениамину. Однако, Саул решит истребить Гаваонитян, несмотря на то, что Иисус Навин заключил с ними союз пред Господом. Быть может, поэтому жители Берофа убежали в Гиффаим, опасаясь преследований Саула.

4ст. «У Ионафана, сына Саулова, был сын хромой. Пять лет было ему, когда пришло известие о Сауле и Ионафане из Изрееля, и нянька, взяв его, побежала. И когда она бежала поспешно, то он упал, и сделался хромым. Имя его Мемфивосфей» (2Цар.4:4).

Тут упоминается сын Ионафана, который, по случаю, стал хромым. И как мы знаем, Давид заключил с Ионафаном союз о том, что дом Ионафана будет под его покровительством, когда Давид станет царем.

5-8ст. «И пошли сыны Реммона Беерофянина, Рихав и Баана, и пришли в самый жар дня к дому Иевосфея; а он спал на постели в полдень. [А привратник дома, очищавший пшеницу, задремал и уснул] и Рихав и Баана, брат его, вошли внутрь дома, как бы для того, чтобы взять пшеницы; и поразили его в живот и убежали. Когда они вошли в дом, [Иевосфей] лежал на постели своей, в спальной комнате своей; и они поразили его, и умертвили его, и отрубили голову его, и взяли голову его с собою, и шли пустынною дорогою всю ночь; и принесли голову Иевосфея к Давиду в Хеврон и сказали царю: вот голова Иевосфея, сына Саула, врага твоего, который искал души твоей; ныне Господь отмстил за господина моего царя Саулу [врагу твоему] и потомству его» (2Цар.4:5-8).

Узнав о смерти Авенира и поразмыслив над сложившимся обстоятельством, братья Рихав и Баана, два предводителя войска Иевосфея, решают убить царя и, тем самым, выслужиться перед Давидом и пристроиться у него в начальствующих. Таким образом они решили устроить свою дальнейшую судьбу и сохранить свое положение. Человеку свойственно принимать решения, судя со своей стороны, как бы он на это среагировал, что в его глазах праведно и приемлемо. Вот по их поступку можно судить и об их порядочности. Оба они пришли в дом своего царя в самый разгар жары, именно в то время, когда в Израиле почти все отдыхают, пережидая разгар жары. Они застали спящими и   привратника, и самого царя и, воспользовавшись этим, они убили и привратника, и царя. К тому же, они отрубили Иевосфею голову для того, чтобы не быть голословными перед Давидом и принести ему доказательство своего «героического» поступка. Взяв голову, они всю ночь шли, во-первых, опасаясь погони, а, во-вторых, боялись помедлить с такой замечательной новостью и опоздать, чтобы кто другой не воспользовался этим и не присвоил себе этот «героический» поступок. Им казалось, что их поступком они окажут добрую услугу Давиду, поразив его врага, и покажут, что и дом Вениамина не поддерживает более дом Саула. Однако, они совершенно не знали характер Давида и его порядочность, а рассудили по-своему.

9ст. «И отвечал Давид Рихаву и Баане, брату его, сыновьям Реммона Беерофянина, и сказал им: жив Господь, избавивший душу мою от всякой скорби!» (2Цар.4:9).

На слова этих двух негодных людей, когда они приписали свое беззаконие к действиям Бога, говоря: «...вот голова Иевосфея, сына Саула, врага твоего, который искал души твоей; ныне Господь отмстил за господина моего царя Саулу [врагу твоему] и потомству его», Давид ответил, что Бог избавляет душу его от всякой скорби, что означало то, что ему не надо никакого вмешательства со стороны людей. Не они решают судьбу Давида и не от их рук пришло избавление. Им не будет никакой славы, не они участники воцарения Давида над всем Израилем. Жив Господь, Который бодрствует над Своим словом. Вот что имел в виду Давид, когда ответил им такими словами.

10-12ст. «если того, кто принес мне известие, сказав: "вот, умер Саул, [и Ионафан]", и кто считал себя радостным вестником, я схватил и убил его в Секелаге, вместо того, чтобы дать ему награду, то теперь, когда негодные люди убили человека невинного в его доме на постели его, неужели я не взыщу крови его от руки вашей и не истреблю вас с земли? И приказал Давид слугам, и убили их, и отрубили им руки и ноги, и повесили их над прудом в Хевроне. А голову Иевосфея взяли и погребли во гробе Авенира, в Хевроне» (2Цар.4:10-12).

Давид, к удивлению Рихава и Баана, сильно разгневался на их поступок и напомнил тот случай с амаликитянином, когда тот поразил Саула и принес, якобы, добрую весть о смерти Саула и Ионафана. Давид сказал, что тот также думал, что принес добрую весть, однако поплатился собственной жизнью за то, что поднял руку на помазанника Господня. И тут они осмелились поразить беззащитного, то есть совершили преднамеренное убийство своего царя.

Как возможно доверять тому, кто способен на подобный поступок? Давид назвал Иевосфея невинным, потому что тот не пошел войной на Давида и не погиб в сражении, а просто спал у себя на постели. Давид назвал их негодными людьми, достойными смерти за такой поступок. И повелел Давид их казнить. За их поступок им отрубили и руки, и ноги. Руки, которые совершили убийство собственного царя, да еще и обезглавили его, и ноги, которые хвастливо принесли это известие. И как проклятых, их повесили над прудом в Хевроне, чтобы все видели и знали, что Давид никогда не оправдает подлое убийство. Далее Давид повелел захоронить голову Иевосфея во гробе Авенира, чисто символически, они оба правили над Израилем, и оба были подло убиты негодными людьми, чего не заслужили.

 

 271