Июн 11 2013

1,2ст. «И сказал Господь Моисею: войди к фараону, ибо Я отягчил сердце его и сердце рабов его, чтобы явить между ними сии знамения Мои, и чтобы ты рассказывал сыну твоему и сыну сына твоего о том, что Я сделал в Египте, и о знамениях Моих, которые Я показал в нем, и чтобы вы знали, что Я Господь» (Исх.10:1,2).

Бог снова посылает Моисея к фараону для того, чтобы объявить ему о следующем действии. Говорится, что Бог отягчил сердце фараона, это надо понимать так, что всем, что Бог совершал, сердце фараона отягчилось. Не то, чтобы Бог с умыслом отягчал сердце праведного фараона, но его сердце отягчалось упорством и противостоянием Божьему повелению. Оно было уже отягчено преступлениями против Божьего народа, когда он угнетал его и убивал младенцев. Теперь его сердце проявляло упорство непосредственно против слова Божьего и против объявленной воли Божьей. Он не желал признать Бога Господом всей земли, и это еще больше погружало его в ожесточение. Бог сказал Моисею, что все то, что будет совершено, должно быть передано поколению Израильтян для того, чтобы и те познали, что Бог Израиля есть Господь.

3-6ст. «Моисей и Аарон пришли к фараону и сказали ему: так говорит Господь, Бог Евреев: долго ли ты не смиришься предо Мною? отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение; а если ты не отпустишь народа Моего, то вот, завтра Я наведу саранчу на твою область: она покроет лице земли так, что нельзя будет видеть земли, и поест у вас оставшееся, уцелевшее от града; объест также все дерева, растущие у вас в поле, и наполнит домы твои, домы всех рабов твоих и домы всех Египтян, чего не видели отцы твои, ни отцы отцов твоих со дня, как живут на земле, даже до сего дня. [Моисей] обратился и вышел от фараона» (Исх.10:3-6).

Из того, что сказали фараону Моисей и Аарон, видно, что в первых двух стихах не было описано все, что Бог сказал Моисею. Моисей не мог бы от своего имени говорить с фараоном с такой властью и от лица Бога: «…долго ли ты не смиришься предо Мною? отпусти народ Мой, чтобы он совершил Мне служение; а если ты не отпустишь народа Моего, то вот, завтра Я наведу саранчу на твою область». Но мы видим, что Бог призывает фараона смириться с Его Господством, в ином случае, Бог наведет на его область саранчу в таком количестве, что не будет видно земли. Естественно, что она поест все уцелевшее от града и даже объест все дерева, а также наполнит собой их дома, чего не видел еще никто из живущих на земле. Моисей не стал дожидаться ответа, а просто вышел после того, как объявил намерение Бога, потому как знал, что фараон не смирится и с этим.

7,8ст. «Тогда рабы фараоновы сказали ему: долго ли он будет мучить нас? отпусти сих людей, пусть они совершат служение Господу, Богу своему; неужели ты еще не видишь, что Египет гибнет? И возвратили Моисея и Аарона к фараону, и [фараон] сказал им: пойдите, совершите служение Господу, Богу вашему; кто же и кто пойдет?» (Исх.10:7,8).

На этот раз уже слуги фараона вступились за Египет. У них не вызывало сомнения, что так и произойдет, как сказал Моисей. Еще одно бедствие им не хотелось переживать, и казалось, что упорство фараона бессмысленно. Они, даже возмутившись, спросили: «…неужели ты еще не видишь, что Египет гибнет?»

Они возвратили Моисея и Аарона к фараону, как бы вынуждая его дать свое согласие отпустить Израильский народ принести жертву их Богу. Принужденный фараон дал свое согласие, однако и спросил, кто пойдет, чувствуя все же, что в этом есть какое-то скрытое намерение.

9-11ст. «И сказал Моисей: пойдем с малолетними нашими и стариками нашими, с сыновьями нашими и дочерями нашими, и с овцами нашими и с волами нашими пойдем, ибо у нас праздник Господу. [Фараон] сказал им: пусть будет так, Господь с вами! я готов отпустить вас: но зачем с детьми? видите, у вас худое намерение! нет: пойдите [одни] мужчины и совершите служение Господу, так как вы сего просили. И выгнали их от фараона» (Исх.10:9-11).

Моисей ответил фараону, что пойдут абсолютно все, да еще и с собственным скотом. Фараон тут не выдержал и возмутился, он уже согласился их отпустить для жертвоприношения, но тут новое требование, которое явно намекало на побег. И фараон сказал, что отпускает их, но только одних мужчин. После чего Моисея и Аарона прогнали от фараона, так как это было окончательное решение и не подлежало обсуждению.

12-15ст. «Тогда Господь сказал Моисею: простри руку твою на землю Египетскую, и пусть нападет саранча на землю Египетскую и поест всю траву земную [и] все, что уцелело от града. И простер Моисей жезл свой на землю Египетскую, и Господь навел на сию землю восточный ветер, [продолжавшийся] весь тот день и всю ночь. Настало утро, и восточный ветер нанес саранчу. И напала саранча на всю землю Египетскую и легла по всей стране Египетской в великом множестве: прежде не бывало такой саранчи, и после сего не будет такой; она покрыла лице всей земли, так что земли не было видно, и поела всю траву земную и все плоды древесные, уцелевшие от града, и не осталось никакой зелени ни на деревах, ни на траве полевой во всей земле Египетской» (Исх.10:12-15).

Выйдя от фараона, Моисей услышал Божье повеление. Теперь он должен был простереть свою руку на землю Египетскую и призвать на нее саранчу. На протяжении всего этого дня и даже ночи стал дуть сильный ветер с востока, который и принес саранчу. Эта саранча поела абсолютно все зеленеющее по всей земле Египетской. Такого бедствия не помнила история земли. Фараон обнищал за сутки. Как однажды Египет был обогащен по причине благословения Иосифа, когда из-за одного Израильтянина спасся от голода весь Египет, так теперь он был разорен по причине порабощения Израильтян, как расплата за неблагодарность.

16-20ст. «Фараон поспешно призвал Моисея и Аарона и сказал: согрешил я пред Господом, Богом вашим, и пред вами; теперь простите грех мой еще раз и помолитесь Господу Богу вашему, чтобы Он только отвратил от меня сию смерть. [Моисей] вышел от фараона и помолился Господу. И воздвигнул Господь с противной стороны западный весьма сильный ветер, и он понес саранчу и бросил ее в Чермное море: не осталось ни одной саранчи во всей стране Египетской. Но Господь ожесточил сердце фараона, и он не отпустил сынов Израилевых» (Исх.10:16-20).

Это бедствие угрожало смертью всему народу Египта, поэтому фараон испугался и призвал Моисея и Аарона к себе. Он опять стал признавать свой грех и просить помолиться о нем, чтобы только это бедствие отступило. Он прямо называет нападение саранчи смертью для себя. И Моисей не отказывает фараону и молится Господу о том, чтобы Бог освободил Египетскую землю от саранчи. Теперь подул западный ветер и унес всю саранчу в Чермное море.

Войска противников и сам противящийся Богу народ в Библии всегда сравнивался с саранчой. И в данном случае, эта саранча была прообразом египетского народа, который своим противлением Богу сам поедал собственную жизнь. И тогда, когда Бог вверг всю саранчу в Чермное море, Он просто показал то, что их ожидает впоследствии.

Спустя некоторое время, в том самом море будет затоплено и все войско фараона, вместе с ним самим. Но слепота и глухота ожесточенного сердца фараона не могла вразумить его и открыть ему то, что Бог показывал Своими действиями, поэтому фараон продолжал противиться, даже несмотря на то, что признавал свои поступки греховными.

тьма в Египте21-23ст. «И сказал Господь Моисею: простри руку твою к небу, и будет тьма на земле Египетской, осязаемая тьма. Моисей простер руку свою к небу, и была густая тьма по всей земле Египетской три дня; не видели друг друга, и никто не вставал с места своего три дня; у всех же сынов Израилевых был свет в жилищах их» (Исх.10:21-23).

Теперь наступает время девятой казни, это – наступление тьмы осязаемой. Эта тьма, пришедшая на Египет по молитве Моисея, во-первых, явилась судом над их богом Ра, богом солнца, показав его не состоятельность, а также показала, что Бог Израиля является Богом всех богов, и Господом всех господствующих. Во-вторых, эта тьма не покрыла землю Гесем, в которой жил народ Божий, но объяла своим ужасом только Египтян.

Тьма осязаемая – это не физическое явление, но тьма, исшедшая из глубины нестерпимого ада, которая объяла их своим ужасом. Так описывает происходящее и Соломон в своих премудростях: «Велики и непостижимы суды Твои, посему ненаученные души впали в заблуждение. Ибо беззаконные, которые задумали угнетать святой народ, узники тьмы и пленники долгой ночи, затворившись в домах, скрывались от вечного Промысла. Думая укрыться в тайных грехах, они, под темным покровом забвения, рассеялись, сильно устрашаемые и смущаемые призраками, ибо и самое потаенное место, заключавшее их, не спасало их от страха, но страшные звуки вокруг них приводили их в смущение, и являлись свирепые чудовища со страшными лицами. И никакая сила огня не могла озарить, ни яркий блеск звезд не в состоянии был осветить этой мрачной ночи. Являлись им только сами собою горящие костры, полные ужаса, и они, страшась невидимого – призрака, представляли себе видимое еще худшим. Пали обольщения волшебного искусства, и хвастовство мудростью подверглось посмеянию, ибо обещавшиеся отогнать от страдавшей души ужасы и страхи, сами страдали позорною боязливостью. И хотя никакие устрашения не тревожили их, но, преследуемые брожениями ядовитых зверей и свистами пресмыкающихся, они исчезали от страха, боясь взглянуть даже на воздух, от которого никуда нельзя убежать, ибо осуждаемое собственным свидетельством нечестие боязливо и, преследуемое совестью, всегда придумывает ужасы. Страх есть не что иное, как лишение помощи от рассудка. Чем меньше надежды внутри, тем больше представляется неизвестность причины, производящей мучение. И они в эту истинно невыносимую и из глубин нестерпимого ада исшедшую ночь, располагаясь заснуть обыкновенным сном, то были тревожимы страшными призраками, то расслабляемы душевным унынием, ибо находил на них внезапный и неожиданный страх. Итак, где кто тогда был застигнут, делался пленником и заключаем был в эту темницу без оков. Был ли то земледелец или пастух, или занимающийся работами в пустыне, всякий, быв застигнут, подвергался этой неизбежной судьбе, ибо все были связаны одними неразрешимыми узами тьмы. Свищущий ли ветер, или среди густых ветвей сладкозвучный голос птиц, или сила быстро текущей воды, или сильный треск низвергающихся камней, или незримое бегание скачущих животных, или голос ревущих свирепейших зверей, или отдающееся из горных углублений эхо, все это, ужасая их, повергало в расслабление. Ибо весь мир был освещаем ясным светом и занимался беспрепятственно делами; а над ними одними была распростерта тяжелая ночь, образ тьмы, имевшей некогда объять их; но сами для себя они были тягостнее тьмы» (Прем.17:1-20).

Вот что означает осязаемая тьма, это тьма из ада, наполненная демоническими явлениями, то, что ожидает нераскаявшиеся сердца в вечном заключении под мраком.

24-29ст. «Фараон призвал Моисея и сказал: пойдите, совершите служение Господу, пусть только останется мелкий и крупный скот ваш, а дети ваши пусть идут с вами. Но Моисей сказал: дай также в руки наши жертвы и всесожжения, чтобы принести Господу Богу нашему; пусть пойдут и стада наши с нами, не останется ни копыта; ибо из них мы возьмем на жертву Господу, Богу нашему; но доколе не придем туда, мы не знаем, что принести в жертву Господу. И ожесточил Господь сердце фараона, и он не захотел отпустить их. И сказал ему фараон: пойди от меня; берегись, не являйся более пред лице мое; в тот день, когда ты увидишь лице мое, умрешь. И сказал Моисей: как сказал ты, так и будет; я не увижу более лица твоего» (Исх.10:24-29).

Весь пережитый ужас не вразумил фараона, хотя и напугал. Он призвал Моисея и даже решился отпустить их, но без скота, оставляя все их богатство, как гарантию того, что они вернутся. Но Моисей не согласился на такие условия, заявив, что и копыта не останется в Египте, когда они пойдут совершать жертву своему Господу. Он мотивировал это тем, что не знает, что из этого Бог пожелает принять в жертву. На этот раз сердце фараона ожесточилось до такого предела, что он прогнал Моисея с угрозами, что в тот день, когда Моисей увидит лицо фараона, он умрет. Но фараон этим самым подписал смертный приговор не Моисею, а себе. Тот день, когда он увидит Моисея, для него будет последним.

 

Автор: Таиса Котова

Copyright © 2017 Philadelphia Church International